Лента новостей
    ОПРОС

Какую сферу бизнеса в Грузии Вы считаете наиболее привлекательной?

Туризм и отельный бизнес
Строительство
Промышленность
Сельское хозяйство
Общественное питание
Вас не привлекает бизнес в Грузии
 
 

BTG №09.2013

ГМО вход запрещен

Кетеван МГЕБРИШВИЛИ

Сторонники и противники ГМО на протяжении многих лет спорят о том, панацея ли это от мирового голода или медленные убийцы? Какой из этих вариантов верный, выяснить пока не удалось, но ясно одно: покупатели должны знать и сами делать выбор.

Практичная домохозяйка неторопливо проходит мимо бесконечного ряда прилавков огромного супермаркета в поисках продуктов для всей семьи. Время от времени она останавливается и начинает придирчиво выбирать товар, внимательно читая надписи на этикетках. Домохозяйка хорошо знает, что нельзя покупать просроченные продукты питания, поэтому, в первую очередь, она смотрит на дату производства товара, срок хранения, а также внешний вид. При этом на упаковке некоторых продуктов она наталкивается на надпись: «Не содержит ГМО и консервантов» или «Продукт не содержит ГМ-ингредиентов».

Аббревиатура «ГМО» расшифровывается как генетически модифицированный организм, то есть, организм, генотип которого был искусственно изменен с применением генной инженерии. Специалисты способны осуществлять генетическое модифицирование и растений, и животных, и микроорганизмов. Как рассказал BTG координатор программ «Движения зеленых Грузии/Друзья Земли» Георгий Маградзе, ученые могут переносить гены из одного организма в другой, совершенно неродственного происхождения организм благодаря универсальности генетического кода, который един для всех живых существ, будь то животное, растение или микроорганизм. Например, возможно перенести гены из рыбы в помидор. Генетически модифицированный помидор благодаря внесенному в него гену рыбы уже начинает вырабатывать белки, характерные для рыбы, и, соответственно, становится более морозоустойчивым. Иногда ГМО называют живыми генно-модифицированными организмами, чтобы подчеркнуть возможность их размножения либо передачи генетического материала.

Продукты, получаемые из ГМО либо содержащие произведенные из них компоненты, называют генетически модифицированными продуктами. «Это может быть мука, полученная из геннно-модифицированной кукурузы, чипсы из генно-модифицированного картофеля, постное масло из генно-модифицированной кукурузы и т.д.», - пояснил Георгий Маградзе.

БЕСКОНТРОЛЬНЫЙ ИМПОРТ

На протяжении многих лет ГМО неоднократно становились в Грузии причиной скандалов. Первый резонансный случай с импортом ГМО произошел в 1996 году, когда в страну ввезли примерно 148 тонн генно-модифицированного картофеля производства компании Monsanto.

Детали истории с культивацией в Грузии генно-модифицированного картофеля Monsanto были описаны в опубликованном спустя годы исследовании «Современная биотехнология и биобезопасность», подготовленном Программой ООН по окружающей среде (UNEP), Глобальным экологическим фондом (GEF) и Министерством охраны окружающей среды Грузии. Согласно исследованию, в отношении данной культуры не были применены карантинные меры и правило трехлетнего испытания сортов. «Импортированная культура не оправдала себя, она не оказалась приспособленной к местным условиям и была сильно повреждена грибковым заболеванием.

Урожай оказался ниже среднего, и визуальная форма картофеля была непривлекательна для потребителя. Вследствие этих факторов, данный продукт не получил разрешения государства на дальнейший коммерческий посев», - отмечается в исследовании.

Как вспоминает Георгий Маградзе, в тот период «Движение зеленых Грузии» и другие НПО провели серию акций протеста против ввоза и культивации в Грузии ГМО. «В итоге парламент страны принял запрет на ввоз и культивацию генно-модифицированных организмов. Однако этот запрет не является полноценным юридическим документом, способным урегулировать такой сложный вопрос. Сейчас в стране не существует полноценного законодательства касательно ГМО, и правительство не осуществляет никакого контроля над ввозом генно-модифицированных организмов и продуктов», - заявил он.

С утверждением Маградзе согласен представитель парламентской фракции «Грузинская мечта», председатель Партии зеленых Грузии Георгий Гачечиладзе. «Какие ГМ-продукты сейчас импортируются в Грузию, используются ли генно-модифицированные семена в отечественном сельском хозяйстве, не знает никто. В розничной сети не проводится никакой маркировки продуктов питания, которая бы указывала наличие в них ГМО», - отметил Гачечиладзе в интервью BTG.

На отсутствие в стране контроля над импортом генно-модифицированной сельскохозяйственной продукции указала и председатель Ассоциации фермеров Грузии Нино Замбахидзе.

«Мы не знаем точно, какие материалы к нам поступают, может быть, некоторые из них и содержат ГМО, но мы об этом ничего не знаем», - сказала она BTG.

Вместе с тем, как отметила Замбахидзе, зачастую фермеры путают понятия «генно-модифицированный» и «гибридный». «Например, фермер может сказать, что он использует генно-модифицированные семена, которые на самом деле являются гибридными. Однако такого не бывает, чтобы фермер узнал, что семена действительно генетически модифицированы и все равно использовал бы их в своем хозяйстве», - подчеркнула Замбахидзе. По ее словам, конечно, можно проверить, какие сельскохозяйственные материалы поступают в Грузию, являются ли семена генно-модифицированными или гибридными. Однако, чтобы заказать такие лабораторные исследования, нужны очень большие средства, которых у отечественных фермеров нет.

По информации главы Национального агентства продовольствия Грузии Зураба Чекурашвили, на данном этапе у его структуры нет технического оснащения для контроля над подобного рода продукцией. Вместе с тем, как отметил Чекурашвили в беседе с журналистами, в настоящее время «в связи с генно-модифицированной продукцией Министерство охраны окружающей среды и природных ресурсов готовит соответствующий законопроект, и после принятия этого закона будет создана соответствующая лаборатория. Новое законодательство, помимо всего прочего, будет предусматривать проведение в обязательном порядке маркировки такой продукции».

ЖЕЛТАЯ КАРТОЧКА

Весной 2013 года, выступая на заседании Комитета по вопросам охраны окружающей среды и природных ресурсов парламента Грузии, министр охраны окружающей среды и природных ресурсов Хатуна Гогаладзе сообщила, что ее ведомство до конца года планирует представить в парламент законопроект «О живых генно-модифицированных организмах», направленный на правовое регулирование сферы ГМО. Как отметила министр, в работе над этим законопроектом министерство тесно сотрудничало с Евросоюзом.

Позже законопроект «О живых генно-модифицированных организмах» был размещен на сайте министерства для публичного ознакомления.

В пояснительной записке к законопроекту его авторы указали на важность установления в связи с ГМО «соответствующего баланса между потенциально существенной пользой и гарантированной безопасностью окружающей среды и здоровья человека», отметив, что Грузия является членом Картахенского протокола по биобезопасности к Конвенции о биологическом разнообразии. Кроме того, по информации авторов, разработку данного законопроекта обусловила сегодняшняя ситуация в Грузии в этой сфере, в частности, то, что в стране не оценена реальная потребность в ГМО, не определены сферы их применения, сегмент на рынке и экономический эффект от их использования, непрозрачен импорт ГМО в Грузию, потребители, импортеры и дистрибьюторы не информированы о возможных связанных с ГМО рисках. В записке отмечается, что «в случае неурегулирования проблемы на законодательном уровне ожидается сильное негативное воздействие на окружающую, социальную, экономическую, культурную среду», в том числе возможное ухудшение состояния здоровья людей, коренные изменения в местном биоразнообразии, нарушение экологического равновесия».

Законопроектом четко разделены понятия «живой генно-модифицированный организм» и «генно-модифицированный продукт». Согласно документу, «живой генно-модифицированный организм - любой организм (за исключением человека), генетический материал которого изменен с использованием искусственных методов (современной биотехнологии), которые дают возможность преодолеть естественный физиологический репродуктивный либо рекомбинантный барьер и в то же время не относятся к числу методов традиционной селекции либо выведения пород». При этом уточняется, что «организм - любое биологическое образование, имеющее способность к размножению и/или передаче генетического материала». Что касается генно-модифицированного продукта, то в законопроекте он определяется, как «продукт, полученный в результате переработки генно-модифицированного организма и/или содержащий ингредиент ГМО, у которого либо у отдельных частей которого нет способности к размножению и/или передаче генетического материала».

Законопроект регулирует целый ряд вопросов, касающихся живых ГМО, в том числе использования их в закрытых системах, интродукции в окружающую среду, размещения в рыночной сети, их транспортировки и транспограничных перевозок.

Согласно законопроекту, в Грузии планируется создать единую государственную систему биобезопасности, посредством которой будут осуществляться учет, планирование и контроль деятельности, связанной с ГМО. Министерство охраны окружающей среды на основе принципа оценки рисков должно будет вести реестр тех ГМО, которые будут допущены к ввозу на территорию Грузии с целью переработки или реализации в торговой сети. Одним из предлагаемых законопроектом новшеств является принятие принципа «субсидированной ответственности государства», согласно которому государство должно будет взять на себя ликвидацию/сокращение повлеченных использованием ГМО негативных результатов в случае, если идентификация лица, из-за которого произошел ущерб, невозможна, либо отрицательные результаты нельзя исправить иначе.

В соответствии с законопроектом, ГМО, поступающие в розничную сеть, должны будут в обязательном порядке иметь соответствующую маркировку, чтобы потребитель был информирован о том, какую продукцию он покупает.

Примечательно, что под действие этого законопроекта не подпадают вопросы размещения в рыночной сети генно-модифицированных продуктов, а также лечебные средства (фармацевтические продукты), которые могут сами являться и/или содержать генно-модифицированные организмы и продукты либо их ингредиенты. Как пояснил BTG Георгий Маградзе, по имеющейся у него информации, эти вопросы также будут регулироваться законодательством, и соответствующие нормы будут внесены либо в указанный законопроект, либо в другие законы. «Я не исключаю, что норма об обязательном этикетировании генно-модифицированных продуктов может быть принята даже быстрее этого нового закона», - заметил он.

В законодательный пакет, наряду с законопроектом «О живых генно-модифицированных организмах», входит ряд связанных с ним законопроектов, в том числе изменения в Уголовный кодекс и Кодекс административных правонарушений.

В Министерстве окружающей среды, подготовившем законодательные новшества, от подробных комментариев в связи с ними пока воздерживаются. «Мы разместили текст законопроекта на нашей интернет-странице, и теперь ждем откликов на него от населения и неправительственных организаций. Каким будет окончательный вариант законопроекта, мы пока не знаем», - заявили в пресс-службе министерства. По информации министерства, в ближайшее время начнутся публичные обсуждения пакета законопроектов.

ПРОПУСК В ЕС

Депутат Георгий Гачечиладзе положительно оценивает введение регуляций в сфере ГМО. «Законопроект запрещает использование живых генно-модифицированных организмов в сельском хозяйстве, будь то семена, саженцы или растения. Что касается импортируемой продукции, то должна проводиться обязательная маркировка с указанием содержания ГМО, т.е. у потребителя уже появится выбор - покупать или нет такой продукт», - отметил Гачечиладзе.

Вместе с тем, депутат выразил недоумение в связи с затягиванием принятия этого законопроекта. «То, что принятие подобного закона блокировало «Национальное движение», я объяснить могу: они лоббировали импорт, и у них была материальная заинтересованность. Но что случилось с сегодняшними властями?! Что мешает внести уже готовый законопроект в парламент?! Я уверен, что он получит очень большую поддержку депутатов», - заявил Георгий Гачечиладзе, заметив, что законопроект был готов еще 7 месяцев назад, но весь этот период «кочует» из одного правительственного ведомства в другое и никак не может «добраться» до законодательного органа.

По словам Георгия Гачечиладзе, в ноябре на Вильнюсском саммите Восточного партнерства Евросоюза состоится парафирование Соглашения об ассоциации Грузии с ЕС, частью которого является Глубокое и всеобъемлющее соглашение о свободной торговле. В Евросоюзе же очень жестко контролируется оборот генно-модифицированной продукции. «С чем же мы собираемся предстать перед Евросоюзом, когда законопроект «О живых генно-модифицированных организмах» у нас еще не принят?!» - заметил депутат.

Георгий Гачечиладзе также указал на то, что примерно месяц назад правительство Грузии приняло постановление «О биологическом агропроизводстве», которым введены правила производства экологически чистых сельскохозяйственных продуктов, добавив, что наличие таких правил и при этом отсутствие закона о запрете употребления в сельском хозяйстве ГМ-семян выглядят противоречиво.

«Если выходишь на рынок Евросоюза, то должен предложить особую продукцию, так как там очень жесткая конкуренция, особенно в сельском хозяйстве. Когда ты можешь предложить экологически чистый продукт, у тебя появляется шанс занять на рынке свою нишу. Евросоюз - растущий рынок с населением, которое отличается высокой платежеспособностью, поэтому попасть на этот рынок очень выгодно. Но кто поверит, что твой продукт экологически чистый, если у тебя нет закона, запрещающего применение ГМО в сельскохозяйственном производстве? Именно поэтому на заседании парламента я категорично потребовал принять этот закон в течение осенней сессии», - подчеркнул депутат.

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ

Насколько полезными либо вредными могут быть для человека ГМО и ГМ-продукты? В исследовании «Современная биотехнология и биобезопасность», подготовленном Программой ООН по окружающей среде (UNEP), Глобальным экологическим фондом (GEF) и Министерством охраны окружающей среды Грузии, рассмотрены как положительные, так и отрицательные стороны использования в пище генно-модифицированных продуктов. В частности, согласно публикации, сторонники производства ГМ-продуктов подчеркивают, что одной из глобальных проблем современности является быстрорастущая потребность на продукты питания в условиях увеличения численности населения планеты. Согласно их позиции, к 2020 году в мире будет примерно 8 млрд жителей, соответственно, встанет вопрос обеспечения населения планеты продовольствием. И значительная роль в решении этой проблемы принадлежит производству генно-модифицированных продуктов. Сторонники производства ГМ-продуктов считают, что использование генной инженерии послужит увеличению урожайности и плодовитости сельскохозяйственных культур, повысит питательную ценность продуктов, снизит употребление ядохимикатов в сельском хозяйстве и т.д. Противники этой точки зрения отмечают, что ни одна агроэкологическая революция не смогла искоренить в мире голод, так как это является социально-экономической проблемой, а не вопросом, связанным с производством пищи. Эти специалисты считают, что на сегодняшний день в мире производится более чем достаточно продуктов питания, проблема состоит в их распределении и доступности.

Депутат, председатель Партии зеленых Георгий Гачечиладзе настороженно относится к использованию генно-модифицированной продукции. «Если раньше говорили, что ГМ-продукты вызывают у детей аллергию, а также устойчивость человеческого организма к антибиотикам, вследствие чего очень затрудняется лечение воспалительных процессов, то проведенные в последнее время французскими учеными исследования показали, что употребление в пищу ГМ-продуктов может вызвать и онкологические заболевания», - сказал Георгий Гачечиладзе.

Его опасения в связи с негативным влиянием ГМО на здоровье разделяет и координатор программ «Движения зеленых Грузии/Друзья Земли» Георгий Маградзе, отметивший, что его мнение основывается на множестве международных исследований и опытов. В частности, по его словам, опыты на крысах и птицах показали, что у подопытных животных, которые питались генно-модифицированным картофелем или кукурузой, чаще наблюдались расстройства работы желудочно-кишечного тракта, нарушения функции печени, иммунные реакции, повышалось число мертворожденных детенышей. «Часто применяемые в генной инженерии гены, устойчивые к антибиотикам, могут передаться патогенным микроорганизмам желудочно-кишечного тракта человека. И, как следствие, болезни, вызванные этими патогенами, лечить антибиотиками уже будет неэффективно», - заметил он.

По словам Маградзе, нужно серьезно отнестись и к различным рискам, грозящим в случае активного внедрения ГМО в Грузии сельскому хозяйству, отечественным фермерам и экономике страны. В частности, как отметил Маградзе, все генно-модифицированные организмы запатентованы и являются собственностью какой-либо определенной компании. В случае внедрения этих ГМО в стране фермеры должны будут выплачивать процент компании-владелице патента. Помимо этого, при культивации ГМО фермер может использовать химикаты, произведенные исключительно этой компанией. Впрочем, гораздо опаснее, по его словам, тот факт, что в случае внедрения ГМО местные фермеры потеряют право на сохранение семенного материала на следующий год и будут вынуждены ежегодно закупать семенной материал у того же самого производителя. В результате, фермеры и сельское хозяйство в целом могут подпасть под контроль нескольких транснациональных корпораций.

«Помимо вышесказанного, ГМО создает опасность уничтожения наших уникальных сортов овощей и фруктов. Если мы сегодня гордимся тем, что имеем до 500 сортов уникальной виноградной лозы, вследствие культивации в Грузии ГМО это все потеряется», - заявил Георгий Маградзе.

 
 
 
 
333