Лента новостей
    ОПРОС

Какую сферу бизнеса в Грузии Вы считаете наиболее привлекательной?

Туризм и отельный бизнес
Строительство
Промышленность
Сельское хозяйство
Общественное питание
Вас не привлекает бизнес в Грузии
 
 

BTG №04, 2013

Запрет не требуется

После смены правительства Грузии ряд девелоперских компаний, ранее отличившихся на строительном рынке особой активностью, стал выражать свое недовольство тем, что ведущие коммерческие банки Грузии посредством своих дочерних компаний или же принадлежащих менеджменту строительных компаний активно вошли в строительный бизнес и, опираясь на свои финансовые возможности, создают среду несправедливой конкуренции. Ответственность за отсутствие неэффективной регуляции этого вопроса возлагают на Национальный банк Грузии.

По просьбы редакции BTG вице-президент Национального банка Грузии Отар Надарая представил официальную позицию Национального банка по данному вопросу.

Тесные связи между банками и предприятиями реального сектора являются распространенной тенденцией в мировом масштабе. В связи с этой практикой существуют эмпирические и теоретические аргументы как «за», так и «против».

По мнению противников такой практики, мониторинг крупных групп и налаживание в них дисциплины усложняются параллельно росту их размеров и политического/экономического влияния. В то же время объединение банковской и предпринимательской деятельности способно искусственно повышенной эффективностью помешать конкуренции. Кроме того, когда банки представляют инвесторов в компаниях-клиентах, им сложно бывает принять решение о ликвидации неудачных проектов, что увеличивает неэффективность. Тесные связи также повышают корреляцию рисков между членами группы, например, улучшение/ухудшение репутации одного из членов группы отразится и на других членах. Взаимосвязь банковского и реального секторов также усиливает проблему морального риска (moral hazard) между членами группы. У компаний-членов группы появляется мотивация взятия на себя более высоких рисков, поскольку в случае появления проблем у них есть надежда на поддержку других членов группы.

Возможность существования конфликта интересов также используется в качестве аргумента «против». В частности, появляется возможность, чтобы банк помог своему предприятию в выпуске бондов и за счет полученного финансирования осуществил покрытие его кредитов, что свидетельствует о преимуществе банка по сравнению с другими финансирующими лицами.

С другой стороны, существуют аргументы в пользу того, чтобы банки занимались широким спектром деятельности. По утверждению сторонников связи банковского и реального секторов, в таком случае уменьшается проблема асимметричности информации. Банки владеют более детальной информацией о финансовом положении фирм-клиентов, что облегчает для них возможность оценки их платежеспособности, особенно когда между фирмами и банком налаживается долгосрочная взаимозависимость, поскольку в таком случае мотивация подачи менеджерами неправильной информации сводится к минимуму. Также становится возможным достижение операционной и информационной эффективности, что сокращает расходы по финансированию предприятий. Дополнительно банк улучшает знания об индустрии, что помогает ему в будущем в лучшей оценке других фирм, работающих в этой индустрии.

Примечательно, что группы могут оказывать положительное влияние на весь финансовый сектор и экономику страны. Считается, что в XIX веке универсальные банки сыграли важную роль в индустриализации. Они в значительной мере искоренили недостатки в способности управления производством, имуществом и сами восполнили этот дефицит. Также в результате сокращения риска в условиях группы становится возможным кредитование рискованных секторов.

В большинстве стран для коммерческих банков не ограничено владение ценными бумагами и ограничено ведение страховой деятельности, аналогичной чему является и грузинская практика. В большинстве стран запрещено владение банками недвижимостью для небанковских целей. В Грузии с этой точки зрения еще разрешен операционный лизинг, то есть коммерческие банки вправе иметь на балансе недвижимость с целью сдачи ее в аренду. Ее совокупная стоимость не превышает 60 млн лари, что, по большей части, явилось результатом перехода в собственность проблемных активов. Следует учесть, что вследствие глобального кризиса и августовской войны рынок недвижимости еще находится в фазе оживления. Поэтому запрещение банкам вышеупомянутой практики способно нанести данному сектору определенный ущерб. Соответственно, несмотря на то, что масштабы указанной деятельности незначительны, исходя из макропруденциальных целей, Национальный банк на этом этапе не считает оправданными запрещение или ограничение этой деятельности.

СТАТЕЙНОЕ ПРАВО

В соответствии со статьей 10 Закона «О деятельности коммерческих банков» от 1996 года Национальный банк устанавливает для коммерческих банков ограничения прав на собственность и на структуру активов. И владение долей в определенных юридических лицах выше конкретных лимитов возможно только с согласия Национального банка.

Своими планами в связи с инвестициями коммерческие банки делятся с Национальным банком, как правило, в начальной же фазе, и по итогам рассмотрения происходит совместное подведение итогов, мнений в связи с осуществлением инвестиций. В результате прием официальных заявок на получение согласия обычно происходит в таких случаях, когда Национальным банком уже зафиксирована готовность дать свое согласие.

При анализе вопроса предоставления согласия на осуществление таких инвестиций Национальный банк основывается на различных критериях. В частности:

• размер инвестиции и ее соотношение по отношению к регулятивному капиталу банка;

• характер инвестиции, наличие существенного влияния или контроля со стороны банка, а также содержание обязательств, взятых на себя банком в рамках данной инвестиции;

• взаимосвязь между инвестицией и деятельностью банка, характер потенциальных взаимосвязей между инвестицией и банком;

• связанные с инвестицией риски и способность банка осуществить идентификацию этих рисков, контроль и управление ими, что, в свою очередь, может быть обеспечено за счет уровня профессионализма топ-менеджмента инвестиции;

• способность банка контролировать то, что инвестиция не будет осуществлена в те виды деятельности, на которые Национальный банк не давал своего согласия;

• географическое положение инвестиции;

• доступность для Национального банка информации о деятельности по инвестиции.

Главной задачей данного анализа является оценка того, какое влияние оказывает конкретная инвестиция на профиль риска банка, и не создает ли она угрозы эффективному функционированию банка и осуществлению надзора.

УДАЧНЫЙ ТАНДЕМ?

В грузинской реальности, как и во всем мире, есть примеры как успеха, так и неудачи взаимосвязи банковского и реального секторов. Поэтому на данном этапе невозможно однозначно заявить о том, должны ли поощряться инвестиции банков в различные сектора реальной экономики или наоборот. Национальный банк Грузии в этом отношении основывается на международной практике и не запрещает осуществление банками инвестиций в различные сектора в соответствии с действующим законодательством, которое, в свою очередь, предусматривает целый ряд ограничений. В том числе разрешения, лимиты и ограничения, установленные с целью урегулирования конфликта интересов. В то же время инвестиции в капитал дочерних предприятий вычитаются из регулятивного капитала. Суммарный объем инвестиций банковского сектора по состоянию на сентябрь 2012 года составлял 355 млн лари, то есть всего 2,5% активов. Примечательно, что позиция указанного риска практически полностью (98% совокупного объема) вычтена из регулятивного капитала.

Объем и характер инвестиций коммерческих банков являются предметом активного контроля в рамках основывающегося на рисках надзора Национального банка Грузии. Качество таких инвестиций Национальный банк оценивает детально, аналогично кредитам. Также осуществляется оценка рисков группы в целом, что включает анализ того, какое влияние оказывают значительные инвестиции на структуру группы.

Результаты анализа отражаются на оценке профиля риска банка, на основе которой, в соответствии с изменениями, осуществленными в 2009 году, Национальный банк вправе выдвинуть по отношению к коммерческому банку индивидуальные требования.

Национальный банк Грузии и в будущем не планирует запрета инвестиций в различные сектора, однако наряду с внедрением правил по адекватности банковского капитала Базель II/III запланировано определенное модифицирование существующих рамок.

 
 
 
 
333