Лента новостей
    ОПРОС

Какую сферу бизнеса в Грузии Вы считаете наиболее привлекательной?

Туризм и отельный бизнес
Строительство
Промышленность
Сельское хозяйство
Общественное питание
Вас не привлекает бизнес в Грузии
 
 

BTG №02, 2013

Дипломомания отступает

Тенгиз АБЛОТИЯ

В Грузии, как и в большинстве постсоветских стран, даже сейчас, через 22 года после развала СССР, по-прежнему заметно влияние советского менталитета на систему образования, в том числе, и в выборе профессий. Но государство сумело нанести первый чувствительный удар по такому аномальному явлению, как дипломомания.

Во времена Союза при выборе высшего учебного заведения абитуриенты руководствовались не столько перспективой трудоустройства, сколько престижностью той или иной специальности. В итоге получился заметный перекос в сторону гуманитарных специальностей - в Грузии возник избыток юристов, экономистов, управленцев, историков, филологов, актеров и художников, а в технических специальностях, требующих точности и конкретики, напротив, - дефицит. При том, что в советское время эти профессии были вполне востребованными.

В результате сформировалась целая система ценностей - когда в 70-80-е годы о подростке говорили, что он талантлив, как правило, имелось в виду, что он хорошо читает стихи, рисует, поет, играет на музыкальном инструменте. Это все очень хорошо, когда есть большая дойная корова в лице Госплана СССР, и при помощи нескольких бутылок коньяка можно увеличить финансирование чего угодно и насколько угодно. Однако Союз развалился, корова благополучно скончалась, и стало ясно - страна, существующая за свой счет, не может позволить себе столько художников, поэтов, филологов и менеджеров.

Впрочем, годы шли, а мышление, сформированное в советское время, никуда не делось - в Грузии по-прежнему в цене так называемые «престижные специальности», несмотря на то, что трудоустройство в этих областях остается серьезной проблемой.

НЕПРИЗНАННЫЕ ВУЗЫ

По информации Министерства образования, в Грузии в настоящее время действует 53 аккредитованных высших учебных заведения. Следует также учесть, что реальными вузами, чьи дипломы признает государство, являются только авторизованные учебные заведения, а их намного меньше - всего 23. Аккредитованные, но не авторизованные университеты формально считаются полноценными, но их дипломы не признаются государством.

Тем не менее, в 2012 году в эти учебные заведения, по информации Министерства образования, было зачислено 7000 студентов из 24 000, прошедших Единый госэкзамен. Стоимость обучения в подобных вузах - минимум 1500 лари в год, однако ценность полученного диплома - минимальная.

В последнее время государству удалось эту тенденцию если не переломить, то, по крайней мере, потеснить. Так, в Грузии на сегодняшний день действует 90 профессиональных колледжей (18 государственных и 72 частных), в них учится 6200 человек. Перекос в пользу высшего образования налицо, однако и этот вполне скромный на сегодняшний день показатель обучения в профессиональных колледжах уже может считаться большим прогрессом. Особенно если учитывать, что всего несколько лет назад не было и его.

НА ВЕСАХ ПРИОРИТЕТА

По словам заместителя министра образования Кети Натриашвили, полноценной информации о состоянии трудового рынка на данном этапе нет. Тем не менее, государство уже выработало определенные приоритеты. «На сегодняшний день проводится множество различных исследований, касающихся спроса на рынке рабочей силы, но проблема в том, что в большинстве случаев это, как правило, изучение состояния дел в определенном секторе экономики. К примеру, какие профессии наиболее востребованы в туризме, в строительстве, в финансовом секторе и т.д. Общая картина по стране в целом на данном этапе неполная, однако, могу сказать, что государство более или менее расставило приоритеты финансирования профессионального обучения. К примеру, в стране существует большой спрос на программистов, слесарей, поваров, специалистов подъемных кранов, автодиагностики, обслуживания больничной техники. У нас 70%-ная занятость по таким специальностям, как повар или бармен, 50% - специалист автодиагностики, ремонта ходовой части автомобилей, моторист. Большой спрос также на инженерно-строительные профессии. Кроме того, есть и определенная региональная специфика. К примеру, понятно, что на профессии, связанные с туризмом, гораздо более высокий спрос на черноморском побережье, где расположена значительная часть курортов. Хотя, конечно, есть и объективные сложности - ни одна профессия не гарантирует занятость при высоком уровне безработицы, речь идет лишь о большей или меньшей степени вероятности получения работы».

Таким образом, несмотря на то, что высшее образование все еще остается приоритетом для большинства выпускников, в последние годы ситуация все же меняется к лучшему - практика показала, что получение громко звучащих, но невостребованных профессий способствует росту безработицы и социальной неустроенности. В Грузии одним из любимых персонажей анекдотов и шуток стал некий собирательный образ таксиста, который постоянно жалуется на то, что вынужден крутить баранку, тогда как у него в шкафу пылятся два диплома. Кроме того, жесткий капитализм привел к тому, что у подрастающего поколения постепенно меняется система ценностей - успех, связанный с хорошей работой и приличным заработком вышел на первый план, престиж, красивое название и гламур медленно отходят на второй. Это подтверждают и личные наблюдения - в поколении от 15 до 20 лет сейчас гораздо меньше художников и поэтов, чем это было 20-30 лет назад. Они хуже поют и реже играют на музыкальных инструментах. И не потому, что они глупее предыдущих поколений, а потому что реальность выдвигает совершенно иные требования.

Разумеется, мы пока в самом-самом начале процесса, и приведенные выше данные наглядно демонстрируют, что говорить о радикальной смене менталитета пока еще очень рано.

В этом деле решающая роль принадлежит государству, которое должно правильно расставить приоритеты в финансировании не только профессионального, но и высшего образования - не следует забывать, что некоторые специальности, получаемые в вузах, не менее востребованы на рынке, чем те, которыми можно овладеть в профессиональных колледжах.

Первые шаги в этом направлении были сделаны прошлым министром образования Дмитрием Шашкиным. В частности, государство уменьшило объем грантов на получение бесплатного образования по избыточным специальностям, таким как бизнес-администрирование, управление, международные отношения, массовые коммуникации, журналистика, здравоохранение. Приоритетными для государства объявлялись естественные науки и технические специальности.

Несмотря на смену власти, новое министерство заявило, что намерено продолжать финансирование приоритетных специальностей. Проще говоря, государство не будет финансировать будущих журналистов и бизнес-администраторов и переключится преимущественно на инженеров, программистов, математиков и физиков. Это очень символичное решение, если учесть, что, по данным Министерства образования, в 2009 году 85% грантов на бесплатное обучение получили студенты, обучающиеся юриспруденции, медицине, международным отношениям и бизнес-экономике. Иначе говоря, страна ежегодно получает несколько тысяч дипломированных специалистов международных отношений, а инженеров и сварщиков высокого класса приходится нанимать в Турции.

Новый подход уже дал определенный результат, хотя и не такой, как хотелось бы. По информации Центра единого госэкзамена, в 2012 году среди абитуриентов почти равным спросом пользовались как гуманитарные, так и технические специальности. Среди желающих поступить в главный вуз страны - Тбилисский государственный университет - 1901 абитуриент претендовал на 1000 мест в области гуманитарных профессий - философии, археологии, истории и т.д. На 900 мест по специальностям, связанным с точными науками - программирование, физика, химия, - 1754.

Таким образом, через 5 лет ТГУ выпустит почти одинаковое количество философов и программистов. Надо ли спрашивать, кому из них будет проще найти высокооплачиваемую работу...

ВОПРЕКИ ДИПЛОМАМ

Ситуацию осложняют и объективные обстоятельства - рынок труда в Грузии все еще остается неопределенным, и практически невозможно найти специальность, гарантирующую занятость. Несмотря на вполне правильную государственную пропаганду технических специальностей, они тоже не являются панацеей - найти работу инженера тоже сложно, хотя, конечно, намного проще, чем археолога или философа. Тем не менее, отсутствие твердых гарантий трудоустройства никак не способствует выбору более сложных профессий.

Исследования также показывают, что на самом деле не все технические профессии имеют большой спрос на рынке. Так, Университет имени Ильи Чавчавадзе, проведя с 1 ноября 2011 года по 1 марта 2012 года исследования рынка труда и исследовав 2251 штатную позицию в ведущих компаниях, выяснил, что на данный момент самым большим спросом пользуются менеджеры по продажам, что совсем не удивительно, если учесть, что в Грузии маленькая промышленность, зато огромный сектор торговли.

Недостаток этого исследования в том, что оно было проведено на базе опроса 30 крупнейших компаний страны и 2 сайтов по трудоустройству: www.jobs.ge и www.HR.com.ge. Соответственно, и оно не может дать полную картину состояния трудового рынка страны.

Среди компаний, принимавших участие в опросе, самая крупная - «Грузинская железная дорога» (13 500 сотрудников), 5 банков, 9 энергетических и индустриальных, 4 нефтяные, 4 логистические, 4 торговые, 2 фармацевтические и 2 страховые компании.

В четверке самых востребованных профессий - бухгалтер, финансист и дистрибьютор. Последняя должность вообще не требует никакого образования, кроме умения водить машину, элементарных навыков общения с людьми, дисциплины и отсутствия тяги к мелкому воровству. Затем следуют такие профессии, как кредитный эксперт, педагог, веб-дизайнер, программист, кассир, продавец, менеджер магазина. И лишь затем, наряду с чернорабочими, водителями, пекарями, официантами и уборщицами, числится профессия «инженер».

Таким образом, очевидно, что если у человека есть склонность к точному мышлению, то ему с точки зрения занятости выгоднее всего заниматься компьютерами.

Разумеется, это исследование учитывает спрос только в крупном бизнесе, в мелком и среднем ситуация несколько отличается; там больше спрос на ремесленников - слесарей, электриков, плотников и т.д. По большей части этими видами деятельности в Грузии занимаются самоучки, не получившие никакого образования, а научившиеся конкретному ремеслу от родственников, друзей или соседей. Наиболее явным примеров такого самообразования является категория самозанятых в многочисленных автосервисах страны - там работают люди, не имеющие даже символического технического образования. Вся эта огромная масса специалистов, задействованных преимущественно в мелком и среднем бизнесе, вообще находится за пределами какой-либо системы образования.

Государство пока что делает только первые попытки создать новый класс ремесленников, получивших надлежащее образование, чтобы в тех же автосервисах работали не самоучки, а профессионалы.
Так или иначе, как говорится, «процесс пошел», и, по мнению Кети Натриашвили, государство сумело нанести первый чувствительный удар по такому аномальному явлению, как дипломомания - желанию во что бы то ни стало получить диплом о высшем образовании, даже если от него нет никакого толка:

«Я думаю, что дипломомания отступает. Государство предоставило гражданам возможность быстро и недорого получать конкретную профессию, которая, в конечном счете, обязательно где-нибудь пригодится. Профессионалы нужны всем, и закончить колледж гораздо выгоднее, чем, скажем, учиться в неавторизированном вузе, потратить там 5 лет и немалую сумму денег, а в итоге получить диплом, который никому не нужен. Стране необходимы рабочие руки. Посмотрите, сколько вокруг инфраструктурных проектов, и для их реализации нужны специалисты. Нам до сих пор приходится нанимать, к примеру, сварщиков высокого класса в Турции и даже в Пакистане - вроде страна не слишком развитая, но там есть специалисты высокого класса, к тому же, труд пакистанцев обходится дешевле, чем турок. Таким образом, государство пытается финансировать профессиональное обучение исходя из тех специальностей, которые больше нужны экономике. Хотя конечно, ни одна профессия не гарантирует занятость в условиях высокой безработицы».

Таким образом, проблема расхождения реальных требований экономики и системы образования по-прежнему существует, хотя и в значительно меньших масштабах, чем несколько лет назад. Она связана как с ментальными особенностями, так и с объективными причинами, в частности, высокой безработицей и отсутствием таких специальностей, которые бы гарантировали занятость.

 
 
 
 
333