Лента новостей
    ОПРОС

Какую сферу бизнеса в Грузии Вы считаете наиболее привлекательной?

Туризм и отельный бизнес
Строительство
Промышленность
Сельское хозяйство
Общественное питание
Вас не привлекает бизнес в Грузии
 

КАПИТАЛ

Офшоры и инвестиции

 Гела ВАСАДЗЕ

В начале 90-х годов прошлого века граждане совсем недавно переставшей быть единой одной шестой части суши впервые познакомились с мудреным иностранным словом - офшор.

Очень скоро стало ясно, что это никакой не чудо-остров, жить на котором легко и просто, а самая что ни на есть легальная возможность спрятать то, что заработал или украл. Кипр, Гибралтар, Багамские острова, остров Мэн - все эти и многие другие названия ласкали слух удачливых бизнесменов и коррумпированных чиновников.

Праздник жизни начался. В офшорные зоны подобно бурным горным рекам устремились финансовые потоки из бывших братских союзных республик. Даже нищая на тот момент Грузия не стала исключением. В то время, когда экономика Грузии находилась в состоянии упадка, по оценкам экспертов, из страны в офшорные зоны было вывезено около $4 млрд, то есть несколько годовых бюджетов страны. Парадоксально, но факт: чиновники высшего звена Грузии и предприниматели, аффилированные с властью, тогда ухитрялись зарабатывать неприлично большие деньги. В условиях, когда возможности для внутренних инвестиций были равны нулю, единственным выходом для этих денег был офшор.

ПРОДАЕТСЯ ВСЕ

В 2004 году после «революции роз» ситуация изменилась, причем кардинально. Во-первых, были разрушены старые коррупционные схемы. Во-вторых, большинство тех, кто был включен в данные схемы, либо бежали из страны, либо оказались за решеткой, где их попросили вернуть награбленное в мозолистые руки государства. И многие вернули. Ну и главное, министром экономики страны был назначен Каха Бендукидзе.

Последний факт может вызвать у непосвященных людей логичный вопрос: ну и что? Ответ на этот вопрос очень простой: Бендукидзе был первым из грузинских политических деятелей, который прекрасно понимал, что не важно, откуда идут деньги, важно, чтобы они работали внутри страны, а не уходили на чудо-острова. Выдвинутый им лозунг «Продается все, кроме совести» был четким сигналом для бизнеса. За этим последовала резкая либерализация бизнес-среды. Результат не замедлил себя ждать, уже в 2006 году объем прямых иностранных инвестиций в Грузию составил $1,2 млрд, тогда как в 2004-2005 годах эта цифра составляла $450 млн. В 2007 году объем прямых иностранных инвестиций увеличился почти вдвое и составил $2 млрд. Дальнейший рост прямых инвестиций в Грузию был остановлен российско-грузинской войной 2008 года и всемирным экономическим кризисом. Только в 2011 году Грузии удалось приблизиться к уровню 2007 года - объем прямых иностранных инвестиций составил $980 млн.

Какую же долю в прямых инвестициях в Грузию составляли и составляют офшорные компании? В 2007 году большая часть иностранных инвестиций поступила из Нидерландов - 17,2% ($225,6 млн.), Дании - 11,3% ($148 млн.), Вирджинских островов - 10,1% ($131,9 млн.). В 2011 году структура прямых иностранных инвестиций по странам выглядела следующим образом: Нидерланды - 21,8% ($213,4 млн.), Дания - 10,2% ($99,9 млн.), Кипр - 9,6% ($94,2 млн.). Естественно, официальная статистика не разделяет инвестиции, поступившие из офшорных зон и не офшорных зон. Но учитывая, что именно в этих странах расположены одни из наиболее известных офшорных зон в мире, можно с большой вероятностью утверждать, что большая часть этих инвестиций поступила из офшора.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПОДОПЛЕКА?

Так или иначе, утверждение, что значительная часть прямых инвестиций осуществляется из офшорных зон, близко к истине. Хорошо это или плохо - вопрос другой, и именно на нем стоит остановиться подробнее. С точки зрения оппозиции, инвестиции из офшорных зон не что иное, как доказательство страшных преступлений режима. Главный экономист ведущей оппозиционной партии Нодар Хадури вообще делит инвестиции на экономические и политические. Согласно этой схеме политические инвестиции осуществляются представителями властей через те же офшорные компании, чтобы показать, что в Грузии благоприятный бизнес-климат.

Честно говоря, несколько странная точка зрения. Было бы понятно, если бы к политическим инвестициям известный экономист отнес инвестиции из стран, заинтересованных в развитии отношений с Грузией. Так, например, в свое время в казахских инвестициях была изрядная политическая составляющая, что совсем не исключало экономической выгоды. Контроль над батумским портом дает Казахстану возможность эффективного использования маршрута транспортировки своих энергоресурсов в Европу. Понятно, что в такой ситуации казахские власти заинтересованы в стабильности и развитии страны, обеспечивающей данный маршрут. Но это совсем другой случай. Как ни крути, а в офшорных зонах деньги частные, а потому вкладывать их без экономических преференций - просто глупость. Именно поэтому версия о политическом характере инвестиций, осуществленных посредством офшорных компаний, выглядит несколько странной.

Еще одна любимая тема оппозиции - рассуждения о том, что путем инвестирования через офшорные компании в страну проникает российский капитал. Следует признать, что определенная доля истины в этом утверждении есть, весь вопрос в том, хорошо это или плохо. То, что российские бизнесмены инвестируют в Грузию, факт хорошо известный, и в этом ничего криминального нет. Напротив, это положительный показатель состояния бизнес-среды в Грузии.

Что касается вопроса, почему значительная часть российских инвестиций поступает через офшоры, ответ на него очевиден для всех, кто знаком с российскими реалиями. Приведем простой пример - строительство на батумском бульваре шикарной пятизвездочной гостиницы, управление которой будет осуществлять всемирно известная сеть Kempinski. Ни для кого не секрет, что инвестиции в данный проект осуществляет компания, принадлежащая бывшему вице-мэру Москвы Иосифу Орджоникидзе. Думаю, понятно и то, почему Иосиф Николаевич предпочел инвестировать в Грузию через свою австрийскую компанию, а не через российскую. Понятно и то, что ничего нелегального или противоречащего интересам Грузии в этом проекте нет.

Очень интересно проанализировать рассуждения об офшорах и инвестициях экономиста Гии Хухашвили в интервью тбилисской газете «Аргументы и факты». Хухашвили сетует на то, что «с тех пор как несколько лет назад в Грузии была объявлена большая приватизационная гонка, у общественности возникло много вопросов. Крупные государственные чиновники заявляли, что в данный момент для интересов страны важно количество выплаченных денег, а репутация инвестора имеет второстепенное значение. Вследствие этого у людей появились опасения, что в Грузию будут поступать инвестиции из компаний с сомнительным прошлым. Как в дальнейшем выяснилось, опасения эти были не напрасны: в страну хлынули крупные компании, о деятельности и владельцах которых не было известно ровным счетом ничего». То, что количество выплаченных денег является решающим фактором при любой продаже, маститому экономисту видимо неизвестно. Очевидно, он считает, что инвестор должен пройти тест на политическую благонадежность, быть примерным семьянином, не иметь вредных привычек и заниматься спортом. Если это не так, то совсем непонятно, что имеет в виду господин Хухашвили, говоря о репутации инвесторов. Кстати, имен конкретных инвесторов с плохой репутацией не приводится.

Или вот еще фрагмент из того же интервью: «...за многими такими компаниями стоят именно грузинские чиновники со своими не совсем приличными партнерами». После такого заявления логично было бы ожидать, что последует целый ряд примеров сращивания коррумпированных чиновников с криминалитетом. Ничего подобного, в качестве примера приводится попытка продажи железной дороги компании Parkfield Investment, зарегистрированной в офшорной зоне. Но сделка не состоялась, а потому проверить, была ли такая попытка, кто был владельцем этой компании, не представляется возможным.
И так всегда. Мы часто слышим общие разговоры о том, что за офшорными компаниями, осуществляющими инвестиции в Грузию, стоят чиновники, но ни разу не видели доказательств этой теории.

Ну и последний штрих - разговоры по поводу ответственности офшорных компаний за взятые на себя обязательства. Например, очень много писалось и говорилось об офшорной компании «Геопромайнинг», предположительно с российским капиталом, которая продала свои активы в АО «Кварцит» и АО «Маднеули». По мнению политолога Сосо Цискаришвили, это было сделано по указанию российских властей для того, чтобы финансово поддержать правящую партию и Михаила Саакашвили. Позвольте предоставить вам самим оценивать это парадоксальное заявление.

Итак, подведем некоторые итоги: инвестирование посредством офшорных компаний - легальная и распространенная в мире практика. Грузия не первая и не последняя страна, где это происходит. Никакой опасности для национальных интересов страны подобная практика, конечно, не представляет. Важно, чтобы прямые иностранные инвестиции были, и чтобы их было как можно больше. Каким образом они осуществляются, посредством офшорных компаний или нет, не имеет никакого значения. Есть только две причины пересудов на эту тему: политическая ангажированность или банальная некомпетентность.

 
 
 
 
333