Лента новостей
    ОПРОС

Какую сферу бизнеса в Грузии Вы считаете наиболее привлекательной?

Туризм и отельный бизнес
Строительство
Промышленность
Сельское хозяйство
Общественное питание
Вас не привлекает бизнес в Грузии
 

БИЗНЕС В ЛИЦАХ

Случайностей не бывает

Софио ДВАЛИШВИЛИ

Талантливый человек и очаровательная женщина, Лела Цурцумия хорошо знает себе цену, поет с детства и неустанно трудится. Грузинскому слушателю предлагает только качественную музыку, балует его по мере возможности и сольными концертами.

Лела Цурцумия была одной из первых, кто сказал свое слово в грузинском шоу-бизнесе. Ее песни слушают как в Грузии, так и за ее пределами. Должности продюсера и супруга Лелы совмещает в течение ряда лет Каха Мамулаишвили. Он, как отличный продюсер, всегда знает, когда и что должен создать. Соответственно, Лела Цурцумия, как грузинский бренд, вполне успешна.

Как случилось, что в один прекрасный день пение стало Вашей профессией?

Лела: В жизни случайностей не бывает. Музыкальные способности передались мне генетически. В моей семье поют все - пели дедушки и бабушки, мама, мои сестры, у папы были прекрасный музыкальный слух и тембр голоса. Так что музыка всегда была мне близка. Мне было 5 лет, когда мама привела меня во Дворец пионеров к Шуре Джанелидзе, и я достаточно долго посещала занятия. Пела в различных ансамблях. Желанием моего отца было, чтобы после окончания школы я поступила в Художественную академию. Способность к рисованию мне перешла от отца. Рисовал он необыкновенно хорошо. Ровно год я готовилась к живописи, но любовь к музыке все же оказалась сильнее.

Итак, я поступила в эстрадное училище, а своей любимой профессией овладела на актерском факультете драмы и музыки театрального университета. В 1994 году окончила театральный факультет и продолжила учебу по вокалу в аспирантуре. Это были самые тяжелые годы - началась гражданская война, смута в Абхазии... Мое студенчество совпало с довольно тяжелым периодом. По окончании аспирантуры начала работать в ресторане «Европа», где исполняла различные произведения в сопровождении «живого» бэнда. Активно проработав в течение 2 лет и надеясь только на удачу, отправилась в Израиль. Вначале трудно было жить в чужой стране, но сейчас, в последние 16 лет, я считаю Израиль своим вторым домом. Мое усердие принесло свои плоды.

Своей деятельностью в Грузии я активно занимаюсь в течение уже ряда лет, записала несколько альбомов. В 2000 году провела первый сольный концерт, дала 3 концерта во Дворце спорта. Совместно с мини-бэндом совершила турне по разным регионам. Вышел в свет мой сборник лазских песен. В 2011 же году предстала перед грузинскими слушателями с сольным концертом в Большом зале филармонии. Недавно сыграла главную роль в фильме «Останься со мной». Потом последовали музыкальные проекты «Танцуют звезды» и ток-шоу «Ханума».

ДОХОДНАЯ МУЗЫКА

В развитых странах шоу-бизнес считается довольно прибыльной сферой. Как, по-вашему, интерпретируется эта дефиниция в Грузии?

Лела: Лишь в крупных странах шоу-бизнес считается прибыльной сферой. В Грузии рынок весьма ограничен, соответственно, все певцы, занимающиеся своей деятельностью в маленькой стране, разделяют одинаковую участь. К моему удовольствию и счастью, в Грузии много профессиональных музыкантов. Интернет погубил «альбомный» бизнес, сократилось количество продаж альбомов. Сегодня любая музыка доступна в интернете.

По Вашим наблюдениям, каковы тенденции в музыкальном направлении, и развивается ли эта сфера?

Лела: Сегодня в Грузии столько вокалистов и осуществляется столько музыкальных проектов!.. Музыкальная сфера развивается, наверное. Мне кажется, очень хорошие проекты были в грузинском телеэфире, и это можно только приветствовать, поскольку молодежи предоставляется возможность самореализации. Руководители проектов красиво «упаковывают» участников, много времени уделяют их развитию, и все это преподносят зрителю. Могу сказать одно - у нас слишком мало места для реализации своих возможностей. Продукция вокалиста - песня, и ее надо продать.

Можете припомнить Ваш первый гонорар и то, как Вы им распорядились?

Лела: Мой самый первый гонорар я получила не за пение. Банк заказал рекламный клип, и играть в нем должны были я и Зураб Кипшидзе. Что касается суммы, не помню точно. Если не ошибаюсь, заплатили купонами, на которые можно было купить около 20 литров бензина. Тогда у меня была стипендия, которая была гораздо выше, чем мой первый гонорар.

Насколько выгоден доход от этого бизнеса в Грузии?

Лела: В нашей стране шоу-бизнес неприбыльный. Знаю, в какой тяжелой ситуации находятся мои коллеги. На этом этапе вообще ничего не происходит. Полагаю, сейчас сложилась коллаптоидная ситуация вообще. Не будь у меня приглашений из-за границы, концерты в Грузии не давали бы никакой прибыли. У нас, вокалистов, нет постоянного дохода, мы не зависим от государственного бюджета. Наш гонорар зависит от полученных заказов, будь то корпоративный вечер или какое-либо другое мероприятие.

Вы можете дать сравнительную характеристику нынешнего шоу-бизнеса в Грузии и положения в этой сфере в соседних странах?

Лела: Насколько мне известно, в этом плане неплохо обстоят дела в Азербайджане. Страна относительно большая, соответственно, больше востребованности, и гонорары довольно высокие. Армянская диаспора своих артистов активно поддерживает и вывозит за пределы страны. Но, в принципе, маленькие страны разделяют одинаковую участь, у нас музыкального рынка практически нет.

ЧЕРЕЗ ГОНОРАРЫ К ЗВЕЗДАМ

Каким требованиям должен удовлетворять грузинский вокалист, чтобы суметь продолжить себе путь в Европу?

Лела: Певец должен быть талантливым, обладать индивидуальностью - это большое преимущество. Начинающие, в основном, поют уже не раз исполненные произведения, так называемые «каверы». Я не считаю, что это хорошо. Самое главное, чтобы человек исполнял именно для него созданную музыку. Большое значение имеет то, как и с какими эмоциями ты преподносишь слушателю произведение. Надо стать запоминающимся, чтобы слушатель тебя полюбил. Немаловажную роль играет и удача, которая должна сопутствовать музыканту на его пути. Могу привести в пример Кэти Топурия (вокалистка группы «А-Студио») - она оказалась в нужном месте в нужное время. Способная девушка, внешность играет ей на руку, и, что самое главное, она трудолюбивая.

Каково отношение слушателя к качественной музыке - интерес возрастает?

Лела: Почти у каждого исполнителя есть свой слушатель. Сегмент весьма разнообразен. Музыку слушают все. В Тбилиси приезжают необыкновенно хорошие музыканты, в нашей стране есть люди, обладающие разным вкусом, слушающие любую музыку.

Что Вы считаете самой большой проблемой на пути развития этой сферы?

Лела: Самая большая проблема в том, что у многих моих коллег нет продюсера, не у всех есть возможность нанять его. Нельзя, чтобы певец занимался организационными вопросами, так называемая «черная работа» входит в обязанности продюсера.

Бывали ли случаи, когда Вы отказывались от предложения из-за гонорара?

Лела: Да, конечно! Когда предлагали неадекватный гонорар, я отказывалась. Но очень часто соглашалась петь бесплатно. Если организовывается концерт для военнослужащих или сотрудников полиции, всегда участвую в нем бескорыстно, тем самым выражаю свое к ним уважение.

Какие новшества можно ожидать в ближайшем будущем?

Лела: Уже начала работу над новым альбомом и в параллельном режиме записи новых песен. Вышел в свет мой музыкальный альбом как в DVD, так и в CD версии. Плыву по течению, но работаю активно, стараюсь делать свое дело и еще долго быть востребованной. Стараюсь всегда быть в форме, куда бы я ни шла. Мой главный приоритет - уважение слушателя, что отражается на моей успешности и работе.

ОТКРОВЕНИЯ ПРОДЮСЕРА

Что необходимо для проведения хорошего концерта, и есть ли в Грузии условия для этого?

Каха: Чтобы провести хороший концерт, в первую очередь, народ должен любить исполнителя. Много труда надо вложить, чтобы создать такой продукт, за который люди заплатят деньги. Это проявляется в покупаемости альбомов, в том, как часто слушают твои песни. Сольные концерты с технической точки зрения довольно дорогостоящи. Сольный концерт Лелы Цурцумия обошелся в 70 000 лари. Обычный меломан, который покупает билет и слушает концерт, не может себе представить, что все это обходится в такую сумму. В продюсерские обязанности входит учет всего - арендной платы, освещения, дизайна сцены, дизайна костюмов, зарплаты членов оркестра. Это все дорогое удовольствие. Концерты в Грузии нерентабельны, это невозможно, невообразимо. Шоу-бизнеса в Грузии фактически нет, то есть нет коммерции. В Грузии можно быть популярным, но если ты ко всему и коммерческий продукт, это означает, что тебя обязательно приглашают на корпоративные и приватные вечеринки.

На каком этапе развития грузинский шоу-бизнес сегодня?

Каха: Если страна развиваться не будет, то и шоу-бизнес не разовьется. Единственное, чего может достичь в Грузии человек - это популярности. Немногие музыканты могут работать в коммерческом плане. Интернет сделал свое дело - диски певцов обесценились. Музыку, которую слушают на концерте, можно бесплатно послушать дома. Если в Грузии экономика не станет сильнее, шоу-бизнесу уже ничего не поможет. Грузинский язык за рубежом непопулярен, тем более, грузинская эстрада.

С какими конкретными проблемами можно столкнуться в грузинском шоу-бизнесе?

Каха: Когда страна развивается, выступления под фонограмму нормой уже не считаются. Можно только приветствовать, что в музыкальных проектах дети поют вживую. «Живое» пение - огромное богатство и комфорт для слушателя.

В какой степени инвестирование в шоу-бизнес сопряжено с риском?

Каха: Фактически, это опасно, не говоря уже о рискованности такого мероприятия. Есть люди с достатком, которые хотят, чтобы их дети пели, и не скупятся. Но когда становишься популярным и не развиваешься, слушатель очень легко это определяет. Общественность отличает хорошее от качественного.

Есть ли в музыкальном бизнесе «золотое правило»?

Каха: В шоу-бизнесе «золотого правила» не существует. По-моему, у каждого вокалиста должен быть свой продюсер, потому что в любой стране напрямую связаться с музыкантом, просто позвонить ему невозможно. Там все оговаривается с продюсером. Это только в Грузии можно лично с певцом торговаться о гонораре. Грузия настолько нестабильная страна, ничего не спланируешь заранее. Первый сольный концерт с 2000 года мы провели только в 2011 году! Сферу интересов бизнесменов шоу-бизнес не представляет, если кто и выделит средства, то мизерную сумму. И вообще, если инвестор дает тебе деньги, то только из личных симпатий и уважения. В Грузии не бывает, чтобы какая-нибудь компания вложила средства в сьемку клипа певца или концерт. Это нерентабельно и, соответственно, компании всегда отказывают.

Есть ли спрос на грузинский музыкальный продукт на иностранном рынке?

Каха: Спрос за рубежом есть на грузинские танцы, но на грузинскую эстраду - не особенно. Возможно, там нравятся грузинские песни, но у всех стран есть свои певцы, и акцент делается на своих. Из Грузии вспоминается Нино Катамадзе - у нее российский продюсер, который должным образом «упаковал» Нино и занял свою нишу. Нино в России довольно популярна.

Что должен всегда помнить хороший продюсер?

Каха: Главная обязанность продюсера состоит в том, чтобы создать продукт, который заинтересует всех. Если не создашь таковой, любым знакомствам - грош цена. Ты должен создать продукт, который всегда кому-нибудь будет интересен. Мы долго мучились, пока Лела Цурцумия стала брендом Грузии, и сохраняем этот статус. Грузия должна стараться устраивать больше Дней культуры, вывозить своих эстрадных певцов за рубеж. Пока все это не происходит.

Где больше всего любят творчество Лелы Цуцумия?

Каха: Песни Лелы Цурцумия слушают в Израиле, в России. Хочется здесь же отметить, что уже 6 лет, начиная с 2008 года, для нас двери в Россию закрыты. Конкретные причины отказа Леле в визе в Россию не озвучивает никто. Мы не раз пытались выяснить, почему она оказалась в «черном списке». Кто только ни вмешался - супруг певицы Алсу, супруг Кеты Топурия, но никто ничем не смог помочь. Мы вот были приглашены в Москву на свадьбу, которая состоялась в 21-го июня. Приглашение получили, но русская сторона на имя Лелы визу не выдала. Интересно, по какой причине Лела Цурцумия внесена в «черный список» России?

Какие изменения Вы бы внесли в грузинский музыкальный рынок?

Каха: В настоящее время я ничего изменить не смогу. Если планируется какой-нибудь концерт, все требуют бесплатного проведения, коммерциализации не существует. Если не прекратится кампания стольких бесплатных концертов, у певцов не будет никакой прибыли. А ведь запись каждой песни стоит денег. У нас много друзей, но от всех ведь невозможно требовать песни в подарок! Сегодня главное, чтобы шоу-бизнес стал коммерческим. Если в этом плане не будет продвижений, то грузинский шоу-бизнес попросту пропадет.

Какую роль может сыграть Министерство культуры для устранения существующих проблем?

Каха: Министерство культуры не сможет вдохнуть жизнь в грузинский шоу-бизнес. У него на государственном балансе находятся грузинские ансамбли и группы. С Министерством культуры у эстрадных певцов мизерное количество точек соприкосновения. Мне кажется, оно должно вывозить грузинских певцов за рубеж, когда там проводятся Дни Грузии, и тем самым дать толчок их продвижению вперед, что, в свою очередь, принесет пользу и нашей стране.

Какие будут Ваши советы грузинским вокалистам и музыкальным продюсерам?

Каха: Работать - это советую всем в первую очередь. Обязательно иметь продюсеров, которым они доверяют. Не должно раздражать слово «контракт». Я 16 лет работаю в этой сфере, и по сей день многому продолжаю учиться.

Лела: К делу необходимо относиться с чувством ответственности, трудиться на совесть, много трудиться. Молодежи же скажу - если хотите и любите петь, не щадите себя для достижения мастерства в любимом деле.

ШОУ-ТАНДЕМ

Насколько сложно быть продюсером собственной супруги?

Каха: Трудно, но умудряюсь (смеется).

Лела: Я точно знаю, когда и чего я хочу в жизни, так что не должно быть сложно (смеется).

Прислушиваетесь ли Вы к советам друг друга?

Лела: В дела друг друга мы обычно не вмешиваемся, да и от проблемы зависит. К консенсусу приходим всегда.

Что необходимо для того, чтобы грузинский шоу-бизнес стал подобным зарубежному и дорос до его уровня?

Лела: Во-первых, страна должна быть большой и достаточно развитой. Петь мы умеем, но продавать все это весьма трудно.

Возможно ли изготовить в Грузии продукт международного уровня, который можно успешно продать?

Каха: Создать продукт возможно, продать его очень сложно. Чтобы продать и быть успешным за рубежом, необходимо предложить новшество.

Может ли Грузия стать в регионе хозяином крупных мероприятий (например, проведение конкурсов, подобных юрмальскому)?

Каха: Почему бы и нет. Но на это нужны огромные средства. И если подобное мероприятие будет проведено один раз, то надо будет проводить его систематически. Должно быть желание, и любой конкурс должен быть качественным.

И, наконец, каким Вы представляете себе грузинский шоу-бизнес лет через 5?

Каха: Пока трудно делать какие-либо прогнозы. Самое главное, чтобы в стране были мир и стабильность. Пока экономика Грузии не расцветет, грузинскому шоу-бизнесу ничего не поможет.

 
 
 
 
333