Лента новостей
    ОПРОС

Какую сферу бизнеса в Грузии Вы считаете наиболее привлекательной?

Туризм и отельный бизнес
Строительство
Промышленность
Сельское хозяйство
Общественное питание
Вас не привлекает бизнес в Грузии
 

БИЗНЕС В ЛИЦАХ

Красивый миг Мераба Сепашвили

Лука АХАЛАЯ

Ему было 15 лет, когда он впервые поднялся на большую сцену. И вот уже более 35 лет он радует слушателей своим богатым музыкальным репертуаром. Мераб Сепашвили - первый исполнитель, представивший Грузию на фестивале в Юрмале в 1986 году. Его популярность росла с каждым днем, и поклонниками его творчества являются, фактически, люди всех возрастов.

«Белый конь», «Декабрь, декабрь», «Шла белая девушка», «Какое спокойствие, госпожа», «Я люблю тебя и Грузию», «Жизнь - лишь один красивый миг», «Улыбнись», «Сердце неделимое», «Мы мечтаем друг о друге», «Облако-то что хотело?», «Ветер дует», «Ты повторяешься в мыслях» - это лишь малый перечень тех превратившихся в хиты песен, которыми богат репертуар Сепашвили. Весной 2012 года перед Концертным залом Тбилиси была открыта звезда Мераба Сепашвили.

«Если бы я сейчас пересмотрел пройденный мною путь, поверьте, ничего бы не изменил. Я смотрю на жизнь добрым взглядом, и она тоже по-доброму смотрит на меня», - говорит Сепашвили.

Начнем издалека: как формировался певец Мераб Сепашвили?

Генетически. Мои родители были музыкантами, а зачастую, когда растешь в семье музыкантов и получаешь генетически этот талант, то идешь по традиционному пути. Я пою на профессиональной сцене с 15 лет и по сегодняшний день.

Насколько активно Вы работаете сегодня?

Честно говоря, мы все сделали паузу, в том числе и я. Сегодня повседневность настолько политизирована, что о шоу-бизнесе никто и не помнит. Но это не означает, что и мы занялись политикой. Наоборот, мы хотим, чтобы к нашей сфере было больше внимания и больше интереса, поскольку, думаю, что для общества так будет лучше. Тем более, для молодого поколения исполнителей. Благодаря моему стажу, у меня есть возможность быть приглашенным на концерты за рубеж, однако у молодых таких возможностей меньше.

Естественно, политика для страны важна, однако ею должны заниматься политики. Я бы добавил, что политикам не нужно столько рекламы и пиара. Нет необходимости в том, чтобы политик был популярным.

Чем вы занимаетесь в настоящее время?

Я работал в клубе «Калакури» («Городской»), но сейчас перешел в ресторан «Урбан». Что касается творческой деятельности, я работаю над новым альбомом, который пока еще не завершил. Хочу отметить, что эти альбомы я делаю, фактически, для души. Запись альбомов обходится настолько дорого, что люди их не покупают, предпочитая слушать песни в интернете. Поэтому, думаю, и эта сфера нуждается в упорядочении. Песня обходится в определенную сумму - нужно ее записать, сделать аранжировку, обработать и подготовить. И за 2 минуты она может оказаться в интернете. Поэтому нужен правильный подход, и его должны обеспечить те люди, которые занимаются этим делом. В частности, организация по защите авторских прав, а также заинтересованные компании. Это не просто, но достижимо. Факт, что время альбомов, в целом, прошло...

ШОУ-БИЗНЕС НА ПАУЗЕ

Как Вы думаете, может ли чистое искусство стать основным источником дохода?

Это возможно, но зависит от того, что мы будем называть нашим источником дохода. В Грузии это происходит иначе, чем в больших странах, но и здесь актер, музыкант может жить за счет искусства и не зависеть от другого бизнеса или, скажем, поддержки друзей.

Каков был Ваш первый гонорар, и на что Вы его потратили?

Это был не гонорар. Я был довольно молодым, когда пришел в государственный оркестр «Рэро», и достаточно высокооплачиваемым - у меня была зарплата в 300 рублей, как у профессоров. Большую часть первой зарплаты я потратил на подарки родителям и бабушке с дедушкой, остальное прогулял с друзьями.

Бывали ли случаи, когда из-за несоответствующего гонорара Вы отказывались от предложений?

Такие случаи бывали, но не часто. Многие люди просят меня принять участие в благотворительных мероприятиях, и, исходя из человеческих факторов, и я, и, наверное, очень многие мои коллеги соглашаемся. Поэтому в реальности мы, по моему мнению, больше занимаемся благотворительностью, чем получаем гонорары.

Вы отметили, что сегодня грузинский шоу-бизнес фактически стоит «на паузе». Чем, по Вашему мнению, это вызвано, помимо политической активности в стране?

Думаю, свою роль должны играть масс-медиа, в первую очередь, телевидение, а также журналы и газеты. Большинство медиа-изданий, фактически, пишут преимущественно о политике, а должны способствовать выдвижению вперед сферы искусства.

Кроме того, люди искусства должны как можно больше работать над своим репертуаром. Но в то же время они должны знать, что смогут вернуть сумму, которую вложат. Хорошо, если можно записывать песни и не ждать окупаемости, но такая возможность есть лишь у нескольких людей, а это особого фона не создает.

Каков шанс того, что Грузия станет центром проведения культурных мероприятий в региональном масштабе?

В целом, этот кавказский регион всегда был важным культурным центром. Здесь проводилось и проводится множество джаз-фестивалей. Очень много интересных музыкантов, увидеть которых раньше можно было разве что в сказке, привозит Eastern Promotions. Так что, потенциал большой.

ПО ПРАВИЛАМ ШОУ

Когда Вы пишете музыку или работаете над сольным концертом, думаете ли Вы о том, насколько продаваемой будет создаваемая Вами продукция?

Естественно, любой музыкант, в том числе за рубежом, создавая поп-музыку, думает, что его творение должно быть хорошим и в то же время продаваемым.

Термин «шоу-бизнес» в условиях независимой Грузии стал популярным. Где, по Вашему мнению, проходит граница между бизнесом и искусством, и до какого уровня возможно интегрирование этих двух сфер?

Фактически, эта граница минимальна. Не хочу сказать, что грузинского шоу-бизнеса не существует. Не скажу, что грузинский шоу-бизнес так плох... Я думаю, что он существует, просто его нужно оживить. Что касается границы, хочу отметить, что очень много говорят о том, что во времена коммунистов народ, вроде бы, жил хорошо. Но, например, взять музыкантов. Я помню, что за один концерт людям платили по 20-30 рублей, и это было даже немного смешно и стыдно. Тогда было одно большое коммунистическое пространство, куда, скажем, приезжали грузинские музыканты и проводили 100 концертов, по 3 концерта за день, а это мучение... Что касается периода независимой Грузии, то в отличие от периода коммунистов, когда всем, фактически давали равные гонорары, появился шанс, чтобы те, которые являются более приемлемыми для общества, требовали больших гонораров. Однако одновременно появилась и безвкусная продукция.

Может, подобная продукция - требование рынка?

Я понимаю, никому не стоит диктовать, что ему слушать... Но, думаю, можно направить вкусы общества к лучшей музыке. Но не запретами, конечно. Я очень часто вижу людей, которые говорят о высоких материях, а на следующий день танцуют под ресторанные песни. Впрочем, нельзя же все время слушать лишь Бетховена.

Сегодня для грузинских исполнителей, фактически, открыт весь мир. Как вы думаете, что мешает им достичь больших успехов, скажем, в Европе?

Для достижения успеха там нужно жить. Нужно приспособиться под существующий там менталитет, музыкальные предпочтения, вложить определенные финансы и затем работать над тем, чтобы изъять эту сумму и получить прибыль, что является, скорее, задачей продюсера. Как правило, сложно выехать, дать один концерт, получить приличные деньги и приехать обратно. Я знаю очень мало исполнителей, которые достигли больших успехов в других странах.

Вы говорили о продюсерах. Как Вы считаете, насколько хорошо развито здесь это направление?

Оно не развито, исходя из того, что не развита сама музыкальная индустрия. Потому что интерес продюсера не в том, хорошую песню ты запишешь или плохую. Его интерес - хорошо продать результат и получить деньги.

СВЕТ В КОНЦЕ ТУННЕЛЯ

Играет ли государство, то же самое Министерство культуры, определенную роль в развитии шоу-бизнеса? То есть, что может сделать и пока не делает государство для того, чтобы оживить это направление искусства?

Я не могу сказать, что оно может или могло сделать многое, потому что для министерства шоу-бизнес не является приоритетной сферой. Тем более что помимо шоу-бизнеса у Министерства культуры много других направлений, которые нуждаются в контроле, например, фольклор...

Ваша позиция в связи с проведением гастролей и концертов в России известна. Ваши внутренние переживания из-за российско-грузинского конфликта не позволяли Вам выступать там с концертами. Насколько возможен подобный шаг сейчас, когда начались разговоры о восстановлении экономических и культурных взаимоотношений двух стран? Получали ли вы какие-либо предложения?

Нет, предложений у меня нет. И, в очередной раз повторюсь, моя личная позиция не изменилась. Я не знаю, какими будут отношения между нашими странами через 10 лет, однако я никак не могу забыть того, что оказало на меня очень сильное влияние... Я подчеркиваю, что это отношения между двумя государствами, а не двумя друзьями, которых, кстати, у меня в России множество, и которых я очень люблю. Думаю, представители искусства должны решать этот вопрос индивидуально. Я смотрел сюжет, касавшийся концерта в Москве «Эрисиони». Критиковать, конечно, легко, но это государственный ансамбль, и это было больше позицией государства, чем самого «Эрисиони».

Каковы сегодня главные проблемы грузинского шоу-бизнеса, и видите ли Вы «свет в конце туннеля»?

Естественно, вижу. Без этого жизнь не имеет смысла. Сегодняшняя ситуация такова, что приоритеты должны появиться со стороны государства. Активность масс-медиа и социальных сетей также может задействовать эту сферу, и появится желание сделать больше в этом бизнесе. Например, пойти в банк, взять кредит, записать альбом, который затем будет продан. Сегодня же этого бизнеса нет.

Ожидать ли Вашего сольного концерта в этом году?

Подготовлю новые песни и потом, наверное, подумаю о сольном концерте, потому что это и есть жизнь музыканта. Может, я не получу от этого больших финансовых дивидендов, но у меня существует духовная потребность в этом и, кроме того, обязательства перед слушателями. Помимо этого, я думаю о выпуске нового альбома, который я могу завершить хоть завтра. Но этот процесс затянулся, поскольку, когда я уже прослушиваю готовый вариант, бывает, мне что-то не нравится, и я это вообще выкидываю. Я хочу, чтобы альбом, в первую очередь, понравился мне, а уже потом предложить его слушателям.

 

 
 
 
 
333