Лента новостей
    ОПРОС

Какую сферу бизнеса в Грузии Вы считаете наиболее привлекательной?

Туризм и отельный бизнес
Строительство
Промышленность
Сельское хозяйство
Общественное питание
Вас не привлекает бизнес в Грузии
 

СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА

Шаг в будущее

С 2015 года практически все государственные структуры Грузии перешли на лицензионное программное обеспечение Microsoft. Это стало возможным благодаря единому лицензированию, осуществленному в рамках соглашения, которое подписано правительством страны и корпорацией Microsoft Georgia.

Лела ИРЕМАШВИЛИ

О том, какие преимущества предоставляет подобное лицензирование госбюджетным организациям, как оно отразится на частном секторе, об общих тенденциях внедрения в Грузии лицензионного софта журнал BTG побеседовал с главой представительства Microsoft Georgia Давидом Асатиани.

Грузинское представительство корпорации Microsoft и Министерство финансов от имени правительства Грузии в январе 2015 года подписали соглашение по обеспечению грузинских госструктур лицензионным программным обеспечением Microsoft. Согласно официальной информации, совокупная стоимость сделки (с учетом налогов) составила $19,3 млн. Чем отличается это соглашение от тех, которые ранее подписывались с Microsoft отдельными грузинскими госведомствами, и в чем преимущества подобного единого лицензирования?

К данному вопросу нужно подходить комплексно. До этого с нами заключали соглашения лишь отдельные министерства и учрежденные государством агентства - это было им нужно для решения стоявших перед ними экстренных задач. А сейчас государство решило оформить единое соглашение для всех госструктур. В частности, потому что если бы оно лицензировало каждую из государственных структур по отдельности, это никоим образом не обеспечило бы для него лучшую цену или лучшие бенефиты по сравнению с теми, которые оно получило благодаря одной большой сделке, охватывающей все бюджетные организации.

Одно из основных преимуществ такого соглашения в том, что платформа Microsoft, то есть, операционная система Windows, Microsoft Office, серверные продукты и т.д., предоставляются государству в едином виде. Это, на первый взгляд, не очень важно для рядового потребителя. Однако такие факторы как удобный менеджмент этих лицензий, а также то, что все государственные органы будут как бы на одной ступени развития, предоставляют большие преимущества для управления полученным софтом, его распределения и использования в нынешних и будущих проектах. Преимуществом этого большого контракта является и то, что на протяжении его действия, то есть, 3 лет, государство будет бесплатно получать от Microsoft новые версии и обновления приобретенных продуктов.

В плане информационной безопасности что-то меняется?

Конечно, меняется. Во-первых, лицензионные продукты снижают риск того, что в ту или иную структуру может кто-то «вторгнуться» и украсть информацию. Во-вторых, у IT-специалистов государственных ведомств появится больше времени для выполнения своей основной работы - создания приложений, чего-то нового для своих структур и т.д., за счет освобождения времени, которое прежде тратилось на предотвращение проблем, связанных с работой с браконьерскими продуктами.

То есть, раньше не во всех госструктурах был лицензионный софт?

Думаю, ни для кого не секрет, что это было так. Лишь отдельные госведомства несколько лет назад пошли на этот шаг - приобретение лицензионных продуктов Microsoft. Но большинство, конечно, работало с нелицензионным софтом.

 

На какое число госведомств или пользователей распространяется соглашение?

С точки зрения того, кто может пользоваться предусмотренными соглашением продуктами - это все учреждения, бюджетируемые государством, из расчета до 40 тыс человек в совокупности. Соглашение такого рода, как правило, расписывается на число пользователей, а не на конкретных людей или компьютеры. Я сказал «до 40 тыс», поскольку в настоящее время эта цифра несколько ниже и имеется «люфт». Вся практика этого соглашения в том, что цены зафиксированы на 3 года, и в эти 3 года пользователи в рамках вышеупомянутого лимита могут добавляться. В частности, если остались какие-либо не участвующие в проекте бюджетные организации, они также могут обратиться к Министерству финансов и получить лицензии по таким же ценовым условиям. 

Предусматриваемое соглашением лицензирование - стандартное, осуществляемое Microsoft в отношении правительств тех или иных стран?

Да, конечно. Сами продукты - те же самые, которые предоставляются и коммерческим организациям, и госструктурам. Просто в данном случае цена более выгодная, и в отношении безопасности структурированы продукты, которые необходимы государству, государственным организациям. С технической точки зрения пакет объединяет несколько лицензий. Есть какие-то структуры, которым не нужна Enterprise-grade License, а есть такие, в первую очередь, силовые структуры, которым необходима наивысшая степень безопасности, самый высокий калибр лицензий. Поэтому сделка разделена на два вида лицензий: Professional Desktop и Enterprise Desktop. И вот эта вторая лицензия предусматривает более высокие стандарты безопасности, тогда как Professional Desktop -лицензия, подходящая для госструктур относительно меньшего масштаба и с меньшими инфраструктурными требованиями.

ПИРАТСКИЕ ГОНКИ

Какие виды лицензий в целом предоставляет Microsoft в настоящее время на территории Грузии?

Microsoft предоставляет в Грузии практически все виды имеющихся у него лицензий и продуктов, за исключением официальных Xbox и Sufrace tablets. Мы бы хотели, чтобы эти продукты также предоставлялись в Грузии самой компанией Microsoft, однако на данном этапе это не оправдает себя из-за высокого уровня пиратства в стране. Когда речь идет о такого рода Hardware-продуктах, нужно помнить, что маржа от их продажи, например, от реализации консоли Xbox - нулевая или минимальная, и деньги зарабатываются уже потом на предоставляемых пользователям играх. В то же время для развития продаж указанных продуктов нужны высокие инвестиции - на открытие сервис-центров и т.д. Так что до тех пор, пока уровень пиратства в Грузии не снизится до среднего, поставка этих продуктов обсуждаться не будет. Вместе с тем, мы надеемся, что благодаря подписанию договора с правительством и последующему снижению уровня пиратства в коммерческих структурах, грузинским потребителям уже в ближайшем будущем будут предоставлены все без исключения продукты MS.

Связан ли с правилами лицензирования Microsoft тот факт, что в последний год компьютеры продаются в реализационных сетях без инсталлированной операционной системы Windows?

Это, конечно, сложная тема. Дело в том, что уже четвертый год мы работаем с ритейлом для того, чтобы они не предоставляли нелицензионные продукты. И ситуация создалась такая, что, чтобы не нарушать закон и не продавать потребителям нелегальный софт, они предпочитают продавать им компьютеры вообще без программного обеспечения. То есть, перекладывают решение о том, инсталлировать ли на компьютер легальный или нелегальный софт, на самого потребителя. В подавляющем большинстве стран мира такой практики нет, персональные компьютеры продаются с прединсталляционной операционной системой и Office. В Грузии же сложилась далеко не лучшая ситуация: приобретать компьютер без операционной системы - это все равно, что покупать машину без мотора. Но на данном этапе ритейлеры сделали такой выбор - самим правил не нарушать, а ответственность переложить на покупателей. Причина, по которой они так поступают, проста - цена на персональный компьютер с инсталлированным лицензионным ПО не намного, но все-таки выше, чем на компьютер без софта. А в такой конкурентной области, как ритейл, даже несколько дополнительных долларов чреваты потерей либо прибыли, либо клиентов. Думаю, в данном случае государство способно внести свою лепту в урегулирование ситуации, например, запретить продажу нелегального софта где бы то ни было (и контролировать это), а также обязать продавцов компьютеров даже в случае их реализации без софта иметь на полке лицензионное ПО, чтобы покупатель при желании мог их совместить. Последнее подстегнет весь ритейл к покупке компьютеров для своих заказчиков с прединсталляционной операционной системой, поскольку заказчикам подобное будет обходиться дешевле, чем покупать компьютер, а затем инсталляционный пакет.

В Азербайджане и Армении официальные представительства Microsoft открылись в 2006 году, а в Грузии - лишь в 2010 году. Сыграл ли в этой «задержке» свою роль вышеупомянутый высокий уровень нелицензионного ПО в Грузии?

Конечно, он сыграл свою роль. Но хочу отметить, что в 2006 году в соседних с Грузией странах был также очень высокий уровень пиратства. Может, не такой как в Грузии, но тоже довольно высокий. То, когда были открыты представительства Microsoft в странах Южного Кавказа, думаю, во многом было обусловлено рядом геополитических и коммерческих факторов. Первым из стран региона стал Азербайджан, с учетом размеров экономики страны и рынка. Там работает, в частности, крупная нефтегазовая компания British Petroleum. Позже было открыто представительство в Армении (о специфических предпосылках я не в курсе). Что касается непосредственно Грузии, то здесь мы хотели открыть офис в 2007-2008 годах, но российско-грузинская война отодвинула эти планы на какой-то период. Так что война - одна из основных причин переноса сроков, хотя и не единственная. Не нужно забывать также, что Microsoft - коммерческая структура, и она, как и другие подобные структуры, испытывает флуктуации в инвестировании, в том, что где и когда можно открыть с точки зрения финансирования.

Представительство Microsoft функционирует в Грузии пятый год. Какие тенденции Вы можете отметить на грузинском рынке в отношении использования продуктов Microsoft за пройденный период?

Надо отметить очень существенный прогресс в отношении использования лицензированного софта. Я имею в виду и шаг, предпринятый в этом направлении государством, и ситуацию в частном секторе. Если представить это в виде пирамиды, на вершине которой самые крупные компании, а в основании самые мелкие, то можно сказать, что Microsoft идет сверху вниз и сейчас уже достиг среднего слоя. Крупные работающие в Грузии компании уже практически все освоены - они имеют лицензии и платят за легальные системы. На лицензионный софт постепенно, за несколько лет, перешли банковский сектор, большинство телекоммуникационных компаний... Страховые компании понемногу продвигаются к этому. Но есть несколько компаний, которые пока остаются без лицензионного ПО, и мы в фазе финальных переговоров. Вместе с тем, стоит отметить, что фармацевтический сектор Грузии - это тот сложный сегмент рынка, который, несмотря на наши усилия и предоставление различных бенефитов, пока не перешел на лицензионную операционную систему. Хочу воспользоваться моментом и призвать менеджмент этого сектора к взаимовыгодному сотрудничеству.

Какова ситуация в отношении работающих в Грузии компаний, контрольным пакетом акций которых владеют ведущие западные корпорации? Охотнее ли они заключают лицензионные соглашения с Microsoft?

Да, они больше настроены на это. Если просмотреть ситуацию с лицензированием компаний за рубежом, то там уже практически не стоит вопрос - лицензироваться либо не лицензироваться. Там уже идет речь о том, как лицензироваться, чтобы это было максимально выгодно и для компании, и ее сотрудников. И поэтому работающие в Грузии компании с иностранным капиталом идут на лицензирование намного легче. Еще и потому что понимают, что для них это так же важно с точки зрения своих же внутренних процессов и безопасности систем, как и для компаний, которые они здесь представляют.

Существуют ли в Грузии специальные регуляции и механизмы контроля в отношении использования нелицензионного ПО?

Специальных регуляций в отношении непосредственно пиратского софта в Грузии не существует, все это регулируется общим законодательством по защите интеллектуальной собственности. Есть входящая в структуру Министерства финансов Служба доходов, у которой имеется мандат на реагирование по нашим заявлениям (как и заявлениям других производителей софта) относительно использования нелицензионного продукта. Так что механизм контроля, в принципе, существует. Что касается наказания за нарушения в этом направлении, то законодательством предусмотрены и гражданская, и уголовная ответственность.

 

Какие действия Microsoft предпринимает в Грузии в отношении компаний-нарушителей?

Думаю, сами эти компании, и, в частности, их менеджеры прекрасно понимают, что нарушают законодательство в сфере защиты интеллектуальной собственности, которое существует в Грузии еще с 1999 года. Мы стараемся конструктивно подходить к подобным ситуациям - обращаемся к ним, говорим, что готовы забыть «прошлое» и начать с ними сотрудничество, обсудить продукты и бенефиты. Есть такие, с кем переговоры завершаются успешно. Но есть и такие компании, которые хотят выкрутиться и совершают для этого не очень честные поступки. И если в какой-то момент результата так и не будет, им нужно будет показать кнут вместо пряника, то есть обратиться в суд. Впрочем, мы всячески стараемся предотвратить подобное, идем на диалог и выступаем за мирное разрешение таких ситуаций.

Есть ли уже прецедент обращения Microsoft в суд против какой-либо из грузинских компаний?

Я не могу, и не буду комментировать текущие процессы.

В пресс-релизе Microsoft, посвященном подписанию соглашения с Грузией, говорится, что снижение использования пиратского ПО в публичном секторе повлечет подобное снижение и в бизнес-секторе. Это надежды, либо планируется введение конкретных механизмов по ограничению, например, входа на государственные сайты с компьютера с нелицензионным софтом, проведение других мер и т.д.?

Я бы ответил на данный вопрос так - это ожидание гало-эффекта (так называемого эффекта ореола). Потому что когда государство идет на шаг лицензирования, на рынке создается фон: раз это важно для государства, значит, важно и для коммерческих структур. История деятельности нашей компании в различных странах свидетельствует о том, что, когда государство идет на подобный шаг, коммерческий сектор следует за ним. Так что это намного больше, чем надежда. Мы ожидаем, что этот эффект проявится в течение нескольких месяцев и достигнет тотального результата в течение нескольких лет.

 

ВСЛЕД ЗА ГОСУДАРСТВОМ

Грузия несколько лет занимала первое место в составляемом BSA раз в 2 года рейтинге по уровню нелицензионного софта - 95% в 2009 году и 91% в 2011 году. По итогам последнего рейтинга за 2013 год этот показатель вновь несколько снизился - до 90%, но понятно, что Грузия остается в «лидерах». Каковы Ваши прогнозы в отношении указанного показателя на ближайший период?

Думаю, в следующем отчете, за 2015 год, этот показатель будет ощутимо ниже, возможно, на 20%, и только из-за того, что государство подписало вышеупомянутое соглашение. По моим прогнозам, страна уже не будет фигурировать в первой тройке рейтинга. В основном, конечно, благодаря переходу на лицензионный софт вслед за государственными коммерческих структур (о гражданских лицах в данном случае речь я не веду).

В чем, на Ваш взгляд, состоит причина столь высокого ныне уровня использования в Грузии пиратского софта - в недостатках законодательства, менталитете граждан или пассивности компаний-производителей ПО? Исправима ли ситуация и, если да, за какой срок?

Я не могу выделить какую-то одну причину, думаю, все те факторы, которые вы перечислили, имеют значение. Что касается законодательства, то в Грузии, как я уже упоминал, оно было задействовано еще с 1999 года, как предпосылка к вхождению страны в ВТО, и сейчас оно довольно строгое и более-менее гармонизировано с западным законодательством. И с этой точки зрения Грузия выгодно отличается от таких стран постсоветского пространства, как, например, Узбекистан, Таджикистан, или Туркменистан, где такого законодательства, насколько я знаю, вообще не существует. Но вот контроль над исполнением законодательства в Грузии довольно слабый. И потом, поймите, если государство само не лицензировано, какое у него моральное право обязывать к подобному свой же коммерческий сектор?! Да, есть страны, в которых госсектор ничего не делает, но своих граждан «выжимает», и это неправильно. 

Одним из главных факторов высокого уровня пиратского софта я бы все-таки назвал менталитет бизнесменов и рядовых граждан. Поскольку, что бы мы ни говорили, все, что сейчас происходит в Грузии в этом отношении, является отголоском советского времени, когда интеллектуальное право было несущественным и не соблюдалось. Нужны годы, чтобы граждане избавились от советского менталитета и поняли, что стыдно без разрешения использовать то, что для них сделали другие люди, что это неправильно. И, думаю, такое время наступило. В Грузии этот процесс сам по себе уже идет, а сейчас государство предприняло очередной большой шаг в указанном направлении. В некоторых странах этот процесс продолжается долго, в других - быстрее и немного иначе. Но если учесть, как быстро Грузия, после 2004-2006 годов, превратилась в функциональное государство, стоит надеяться, что и вышеупомянутый процесс в ней может быть осуществлен намного быстрее. Ну а у нашей компании, как я уже говорил, терпимый подход к данному процессу. Microsoft не хочет играть роль полицейского, бегающего из одного подъезда в другой и заставляющего людей платить. Это я об обществе. Что касается коммерческих организаций, которые используют наш софт для производства своих продуктов, от продажи которых затем получают прибыль, то здесь подход иной. Ну а что касается частных пользователей или студентов, использующих наши продукты, - мы очень рады, что они их используют, и надеемся, что в какой-то момент они дойдут до того, чтобы платить за них.

С углублением интеграции в европейское экономическое пространство вопрос защиты интеллектуальной собственности еще жестче встанет перед Грузией. В каких конкретных реформах в этой сфере Грузия нуждается, и какие первоочередные шаги должны предусматривать реформы, обеспечивающие более эффективную защиту интеллектуальной собственности?

Законодательные предпосылки, на мой взгляд, уже имеются, нужно улучшить исполнение закона. Есть вышеупомянутое соглашение государства - еще один шаг на пути к евроинтеграции Грузии. В целом, прогресс в этом направлении налицо, и он должен продолжаться. Я смотрю на Грузию как на государство, которое должно быть лидером в сфере IT в нашем регионе. Да, это нелегко, и во многих случаях связано с необходимостью определенного перераспределения ресурсов. Но все что содержит в себе прогресс - это инвестиция в будущее. Инвестиции в легальный софт повлекут расширение в стране IT-сектора, спрос на рабочие места в этом секторе возрастет, и за этим выстроится процесс, который принесет стране, ее экономике, ее гражданам намного больше, чем игнорирование интеллектуальной собственности.

 
 
 
 
333