Лента новостей
    ОПРОС

Какую сферу бизнеса в Грузии Вы считаете наиболее привлекательной?

Туризм и отельный бизнес
Строительство
Промышленность
Сельское хозяйство
Общественное питание
Вас не привлекает бизнес в Грузии
 

СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА

Чего боятся будущие предприниматели?

Беслан КМУЗОВ

Количество частных предпринимателей составляет 13% от трудоспособного населения и 8% от общего количества населения Грузии. При этом, большинство потенциальных предпринимателей либо не хочет, либо боится заниматься бизнесом. ....не особо горят желанием заниматься бизнесом.

Международные индексы, отчеты международных организаций, а также национальные статистические данные о количестве зарегистрированных предпринимателей подтверждают, что начать бизнес в Грузии достаточно просто. Согласно данным Национальной службы статистики Грузии, количество частных предпринимателей составляет 13% от трудоспособного населения и 8% от общего количества населения Грузии. По мнению профессора Тбилисского государственного института имени Джавахишвили, экономиста Эмзара Джгереная, в Грузии сложилась парадоксальная ситуация: с одной стороны, 8% населения так или иначе занимается бизнесом, но в то же время изначально бизнесом хотят заняться очень немногие. «Когда я провожу опросы среди своих студентов, то очень немногие из них - всего 5% - выражают желание стать бизнесменами. Остальные 95% хотят только одного - стабильного и высокого заработка», - говорит Эмзар Джгереная. По словам Джгереная, многие хотят получить экономическое образование, чтобы потом в качестве экономистов поступить на высокооплачиваемую работу в госструктуры или в уже действующие успешные предприятия. «Они просто хотят жить, как обычный успешный грузин. Что значит для них успех? Это дом, автомобиль и дача за городом. Все это позволительно при доходах в $2000 в месяц. Вот именно на эту работу и нацелено большинство», - подытоживает Джгереная.

В то же время Эмзар Джгереная рассказывает, как со временем меняются намерения людей относительно бизнеса: «Позднее, когда они получают знания на старших курсах института, а еще чаще уже после поступления на работу, у них появляется азарт. Они видят, как работает предприятие, как оно зарабатывает деньги, и понимают, что и сами могли бы открыть свой бизнес. Но при этом большинство из них открывают аналоги тех предприятий, на которых сами проработали».

НЕУДАЧНЫЙ СТАРТ

Предпринимательская прослойка, как правило, формируется за счет двух категорий предприимчивых лиц: те, кто изначально поставил перед собой задачу заниматься бизнесом и готов был рисковать; и профессионалы, увидевшие для себя экономическую нишу. Однако есть и третья категория. И, как ни парадоксально звучит, эта категория - безработные. «Это люди далеко не студенческого возраста. Когда они остаются без работы, то им в голову приходит мысль: а давай-ка начнем бизнес! Но они не имеют ни малейшего представления о том, что такое бизнес. И думают, что если открыть в известном им направлении предприятие - пекарню, ресторан или «маркет» (небольшой универсальный магазин), то у них все сложится как у тех, кто открыл такие же предприятия раньше. Они пытаются идти проторенными тропами и потому подражают друг другу», - разъясняет Джгереная. При этом, как отмечает Джгереная, и эти небольшие предприятия - магазинчики, рестораны, пекарни - чаще всего разоряются.

Один из ярких примеров такого неуспешного бизнеса автору материала пришлось наблюдать собственными глазами: жительница Тбилиси по имени N заняла в банке $6 тыс под свою зарплату, чтобы взять в аренду кафе на улице Перовской. Казалось бы, что дело сулило успех: кафе расположено в престижном районе, который известен как раз множеством ресторанов. Однако на поверку оказалось, что план не продуман. Ремонт кафе был закончен в июне, как раз в то время, когда большинство жителей Тбилиси уезжают в отпуск. Кроме того, новоиспеченная предпринимательница не расписала ни стоимости напитков, ни зарплату официантам. В итоге кафе прогорело, срок аренды истек, и у предпринимательницы уже не оставалось средств, чтобы продлевать найм. Так что кроме ущерба эта инициатива ничего не принесла.

«Все думают, что они - великие бизнесмены и могут делать бизнес. Но думают так только до тех пор, пока не столкнутся с первой серьезной проблемой, с первыми потерями. И после первой неудачи они начинают плакать и требуют все поменять - правительство, систему соцзащиты и т.п. То есть, винят кого угодно, кроме себя», - рассказывает Эмзар Джгереная. Такие истории очень часто происходят в Грузии, и обыватель начинает опасаться бизнеса: прогорел магазин - значит, в этом районе нет торговли, разорился ресторан - значит, это место не ходовое. А где ходовое? Наверное, там, где уже долгое время работает один или несколько ресторанов. Но именно в этом же районе, где давно процветает одно предприятие, как правило, разорились несколько аналогичных. Освоить другую сферу бизнеса обыватели чаще всего не могут.

КРЕДИТНЫЙ ДЕФИЦИТ

Сегодня самая насущная проблема, озвученная в рамках обсуждения перспектив малого бизнеса в Грузии, - это недоступность кредитов для бизнеса. Особенно, когда речь идет о проблемах с начальным капиталом для построения и развития собственного бизнеса. Как считают многие экономисты, процентная ставка в грузинских банках чрезвычайно высока - от 12% до 20% годовых. «Это очень высокая ставка для долгосрочного кредита. Предприятию нужно в год получить не менее 20% прибыли, чтобы обслужить кредит и не обанкротиться», - говорит Ираклий Шавишвили. Эмзар Джгереная тоже считает такую ставку очень высокой. Однако представитель «Новой экономической школы» экономист Авигдор Джардени указывает на то, что предпринимателям нужно исходить из реально существующей ситуации, а она такова, что банки едва ли пойдут на уменьшение процентной ставки. «Банкиры во всем мире устанавливают процентные ставки исходя из оценки рисков, которые угрожают бизнесу в той или иной стране. А Грузия - высокорисковая страна», - поясняет он. Впрочем, знание того, что высокие ставки продиктованы не скаредностью банкиров, а объективными обстоятельствами, не придает людям оптимизма.

ШТРАФБАТ ДЛЯ БИЗНЕСА

Опасность прогореть - далеко не единственный фактор, который удерживает людей от занятия бизнесом. Едва ли не больше краха они боятся попыток государственного рэкета, о котором ходило много слухов во времена предыдущего правительства. Пользователь «Живого журнала» abonsnaiper описывает, как открыл в Грузии местное предприятие, а когда оно начало приносить прибыль, его попросту поглотили: «Мы действительно зарегистрировали фирму за 1 день, начали работать, научились выписывать фактуры и вести делопроизводство. Появились первые доходы и первые радости, бизнес процветал, мы строили планы... Все завершилось в 2007 году. Нас пригласили к известному монополисту, которого за пару месяцев до этого впустили на рынок, и предложили вести дела через него. Завозить товар из-за границы становилось невозможным. На наш вопрос, как же мы будем вести бизнес, если не сможем контролировать поставки, нам сказали: «Ничего страшного! Мы всем фирмам, которые пострадают от монополии, создадим преференцию; будем продавать товар с такой скидкой, что это не повлияет на ваш доход. Другим же покупателям мы предложим товар по завышенной цене». Это оказалось ложью. Через два месяца зарубежный монополист снял местным фирмам все льготы. К тому же, если раньше товар завозили и оплачивали его после реализации, то сейчас вконец обнаглевший монополист стал требовать предоплаты или ипотеки. В итоге мы увязли в долгах и разорились». Политолог Гела Васадзе не очень верит в такие истории: «Если такой факт имел место, почему человек не обращается сегодня в прокуратуру, в суд, в арбитраж? Почему нет таких заявлений в судах? Мне кажется, что чаще всего люди просто вели неуспешный бизнес, а потом попытались перенести ответственность за разорение с себя на правительство». Еще один пример «наезда» на бизнес привел руководитель компании Geopoint Лука Гоциридзе: «В 2010 году меня чуть не посадили за то, что мы печатали брошюры для Министерства финансов. Руководство министерства сменилось, и начали искать подлоги в финансовой документации бывшего руководства. Во время этой кампании меня задержали, посадили в следственный изолятор и пытались обработать: скажи, дескать, что ты давал «откаты» такому-то чиновнику, и мы тебя отпустим. Я ответил, что мне незачем говорить о том, чего я не делал. Мне пригрозили отнять бизнес. И никто не знает, как сложилась бы ситуация, но в Министерстве финансов снова обрели власть те люди, которые делали мне заказ. Они сняли все обвинения и выпустили меня из изолятора. Так что все разрешилось благополучно, не считая двухнедельного стресса».

По словам Авигдора Джардени, гораздо чаще, чем отъем бизнеса, на людей действовали страхи, связанные со штрафами. И в этом он винит правительство Саакашвили, которое в 2007 году отказалось от политики либертарианства в экономике. «То, что бизнесу начали создавать какие-то иррациональные препоны, отпугнуло многих потенциальных предпринимателей. Может быть, у оштрафованного предпринимателя есть двоюродный брат или знакомый, который хотел открыть свой бизнес, но узнал о штрафах и изменил решение. И мы не знаем, сколько еще людей подумало: «О боже, бизнес - это такой ужас!» - говорит Авидгор Джардени. Кроме того, по мнению Джардени, предпринимателям Грузии по наследству от Советского Союза досталась «нехорошая репутация». «Люди воспринимают бизнесменов как жуликов и мошенников. После многолетнего промывания мозгов, которое устроила советская власть, вдруг появляется Саакашвили, который тоже штрафует бизнес на всех углах! Никакой выгоды для репутации от этого нет, - говорит Авигдор Джардени и указывает на то, что влияние на бизнес маргинальных факторов - репутация, запугивание - неизмеримо. - Можно, конечно, показать, какой материальный ущерб нанесен бизнесу, из которого выкачали 100 млн лари и вкачали их в государственную систему. Тут мы можем измерить ущерб. Но мы не можем измерить ущерб от того, что люди не стали предпринимателями. И из-за неизмеримости этого ущерба государственные служащие начали злоупотреблять штрафами», - говорит Авигдор Джардени.

КТО НЕ РИСКУЕТ

Однако, несмотря на страхи и трудности с возвратом кредита, люди все равно продолжают заниматься бизнесом в Грузии. Но бизнес не успешен, потому что они не могут найти рынок сбыта. Однако экономист Ираклий Шавишвили считает, что наличие высоких цен на рынке указывает на два фактора: во-первых, относительно высокая покупательная способность населения, а во-вторых - свободные ниши сбыта. «Обратите внимание, что цены на рынке не снижаются. Следовательно, у людей есть деньги, чтобы покупать товары! Поэтому рынок найти можно, - говорит Ираклий Шавишвили и тут же называет новую нишу сбыта. - То, что во всех магазинах установлены практически одни и те же цены, свидетельствует о том, что фактически в Грузии сложилась монополия или олигополия поставщиков. Да и магазины чаще всего принадлежат какой-то распространенной торговой сети, каковых в Грузии не так уж и много. Таким образом, если предприниматель найдет нового поставщика и установит более низкие цены, то его предприятие будет иметь явные преимущества перед конкурентами». И Джардени, и Джгереная считают, что главный способ решения проблемы с бизнесом - это повышение уровня экономических знаний у населения. «Я думаю, сейчас нужно прекратить рассказывать сказки и подкармливать тех, кто может реально работать. И надо объяснить, что надеяться не на кого. Возможно, в обществе надо как-то пропагандировать идеи свободного предпринимательства. В «Новой экономической школе» (НПО, состоящее из экономистов, читающих открытые лекции для всех желающих) все больше и больше склоняются к тому, что необходимо просвещать. Это же отрицательное историческое наследие: огромные институты царской России, а чуть позже и Советского Союза вгоняли людям в сознание, что всегда есть добрый царь или коммунистическая партия, которые решат все твои проблемы. И, как выяснилось, никакой Саакашвили и никто другой не смог эту идею из подкорки вынести», - говорит Авигдор Джардени. «Нужно провести коммерциализацию мышления людей. Что это значит? А то, что люди должны знать и преимущества частного бизнеса, и все связанные с ним риски, которые очень важны», - говорит Эмзар Джгереная.
При этом, как отмечает Джгереная, сегодня государство помогает многим - и крестьянам, и фермерам, и социально незащищенным, но при этом оставляет вне поля зрения тех, кто хочет начать свой бизнес. «Им надо помогать в первую очередь. Они должны понять, что надо рисковать. При этом рисковать очень умно и четко. Люди как думают? У них есть идея, и они хотят получать с нее деньги. Ан нет! Самое главное, чтобы наши люди поняли: не рискуешь - нет бизнеса», - подытожил Эмзар Джгереная.

 
 
 
 
333