Лента новостей
    ОПРОС

Какую сферу бизнеса в Грузии Вы считаете наиболее привлекательной?

Туризм и отельный бизнес
Строительство
Промышленность
Сельское хозяйство
Общественное питание
Вас не привлекает бизнес в Грузии
 

ИНВЕСТИЦИИ

Большие риски малой гидроэнергетики

 Тенгиз АБЛОТИЯ

Малые гидроэлектростанции практически не наносят никакого вреда природе, так как им не требуется плотина для накопления воды. Но на этом их плюсы заканчиваются.

Тем более, для реализации стратегических проектов недостаточно энергоснабжения только малых ГЭС.

Среди долгосрочных программ бывшего правительства, которые новой власти придется либо продолжить, либо пересмотреть, одной из самых серьезных и в то же время противоречивых является строительство нескольких десятков гидроэлектростанций, в том числе, средних и крупных.

Ее реализация началась еще в 2011 году, а в настоящее время осуществляется уже 40 проектов на сумму $3 млрд - часть из них пока находится на стадии разработки, некоторые из запланированных ГЭС уже строятся. После того, как эти объекты будут введены в эксплуатацию, общая мощность энергетической системы Грузии, по данным Министерства энергетики и природных ресурсов, вырастет на 1870 МВт, выработка электроэнергии - на 7,3 млрд кВт/ч.

Если учитывать тот факт, что у Грузии нет значительных месторождений нефти и газа, зато есть 300 рек, на которых можно построить станции общей мощностью в 15 000 МВт, понятно, что энергосистема страны может в дальнейшем развиваться только в направлении ГЭС - в настоящее время 80% потребляемой в Грузии электроэнергии приходится на гидроэлектростанции.

После тяжелейшего энергетического кризиса 90-х годов прошлого века и начала ХХ века, на сегодняшний день Грузия производит больше энергии, чем потребляет, что впервые за многие десятилетия сделало страну энергоэкспортером - в 2011 году энергопотребление в стране составило 9,175 млрд кВт/ч, а экспорт - 930,597 млн кВт/ч.

Если учесть, что по соседству находится экономически развитое государство с постоянным энергодефицитом - Турция, - становится понятно, что не использовать огромный водный потенциал Грузии было бы непростительной ошибкой. Тем более что в настоящее время подходит к концу строительство линии электропередач, которая свяжет энергосистемы Грузии, Азербайджана и Турции. Этот дорогостоящий проект (300 млн евро), который финансируют Европейский банк реконструкции и развития, Европейский инвестиционный банк и Кредитный банк реконструкции Германии (KFW), рассчитан как раз на экспорт электроэнергии, прежде всего, из Грузии.

Однако после смены правительства все не так уж ясно. В первую очередь, неопределенность связана с тем, что премьер-министр Бидзина Иванишвили, а затем и министр энергетики Каха Каладзе заявили о намерении впредь делать акцент на строительство малых и средних ГЭС и отказаться от проектов сооружения крупных электростанций.

Эта тема настолько же сложная, насколько и важная. В грузинском обществе многие десятилетия не стихают споры о том, что важнее: экология или экономика. Что для нас более значимо: экономический рост или экологическая безопасность? Еще в конце 80-х, в последние годы существования СССР, было свернуто строительство гигантской Худонской гидроэлектростанции - тогда в спор экологов и экономистов вмешалась политика. Лидеры движения за независимость Грузии настояли на том, что это проект является проявлением советского империализма, и его целью является не обеспечение тогда еще советской республики дешевой электроэнергией, а уничтожение природного разнообразия страны.

В итоге строительство было свернуто, страна через пару лет окунулась в глубочайший энергетический кризис, а там, где планировалось построить ГЭС, осталась проживать небольшая часть населения, которому нет никакой пользы от благоприятной экологической обстановки.

Таким образом, различие подходов в строительстве крупных и малых ГЭС в Грузии имеет давнюю историю. Что же можно сказать по этому поводу конкретно? В первую очередь, в малой энергетике все зависит от целей - чего мы хотим добиться?

МАЛАЯ ЭНЕРГИЯ

Понятно, что малые гидроэлектростанции (по международной классификации, ГЭС мощностью меньше 10 МВт) практически не наносят никакого вреда природе. В первую очередь, это связано с тем, что им не требуется плотина для накопления воды - они работают благодаря имеющемуся напору речной воды.

Однако на этом их плюсы заканчиваются. Недостаток малых ГЭС связан с тем, что они локальны, и их использование для энергоснабжения крупных городов, а тем более экспорта электроэнергии требует больших затрат - в первую очередь, непомерно разветвленной сети ЛЭП. К примеру, ГЭС мощностью в 100 МВт может вырабатывать энергию и доставлять ее в общую копилку (Коммерческий оператор национальной энергосистемы) через одну большую ЛЭП. Чтобы сделать то же самое силами малой энергетики, нужно будет построить как минимум 10 ГЭС и провести к ним 10 самостоятельных линий электропередач. В результате, это осложнит функционирование энергосистемы и сделает электроэнергию еще более дорогостоящей, хотя она и сегодня не дешевая.

Ситуация осложняется и тем, что на первый взгляд логичная система прямых поставок энергии с малых ГЭС непосредственно потребителям на самом деле невыгодна ни производителям, ни потребителям.

По словам директора Центра энергоэффективности, эксперта по малым ГЭС Георгия Абулашвили, и тем, и другим удобнее работать через оптовый рынок: «Представим себе, что рядом с конкретным городом стоит малая ГЭС. Несмотря на близость, прямое обеспечение практически невозможно. Во-первых, владелец ГЭС должен строить свою собственную линию электропередач, не имея гарантий того, что произведенная им электроэнергия будет стабильно продаваться. Во-вторых, самим жителям города выгоднее покупать электричество из единого Коммерческого оператора, так как малая ГЭС не может обеспечить стабильность поставок. Намного проще получать централизованную электроэнергию из оптового центра, к которому подключена вся энергосистема - от гигантских ГЭС до малых».

По словам Абулашвили, в Грузии есть лишь несколько малых электростанций, работающих на конкретного потребителя, в основном, в сельской местности. Есть также серьезные проблемы с точки зрения стабильности экспортных поставок. Поскольку малая ГЭС не имеет возможности накопления воды, то ее работа полностью зависит от сезонных факторов - обильных дождей, засухи, морозов и других объективных факторов. Это никак не способствует росту привлекательности малых ГЭС для иностранных покупателей, так как не может обеспечить главного - стабильности поставок.

Более того, экспортная деятельность менеджмента малых гидроэлектростанций имеет и административные сложности. Чтобы договориться с иностранными партнерами, необходим дополнительный штат сотрудников, расходы на зарубежные поездки, мощная юридическая служба, и это при том, что на таких объектах, как правило, работает несколько человек.

В Европе малые станции решают такие вопросы путем кооперации; к примеру, 10 малых ГЭС нанимают одних и тех же менеджеров по экспортным продажам, что обходится им намного дешевле. Впрочем, учитывая специфику грузинского бизнеса, такого решения ждать не приходится.

По словам Абулашвили, строительство малых ГЭС не слишком выгодно для крупных инвесторов, так как их доходность низка по сравнению с большими станциями, а себестоимость энергии выше. Примерно так же, как любой продукт, произведенный на большой фабрике, всегда дешевле, чем выпущенный на маленькой. Строительство малой ГЭС мощностью в 1 МВт обходится в $2-2,25 млн, в зависимости от рельефа и природных условий. При этом окупаемость такой электростанции - от 10 до 12 лет.

Таким образом, сложность доставки, а также нестабильность выработки энергии делают проблематичным использование малой энергетики в качестве экспортной отрасли экономики.

Вывод таков: малая гидроэнергетика хороша при решении сугубо локальных задач, да и то в качестве дополнения к крупным объектам, так как малым станциям выработка энергии в среднем обходится дороже, чем крупным.

СЛОЖНЫЙ ВЫБОР

Что касается экспортного потенциала, то для его реализации требуются большие и средние ГЭС. Об этом свидетельствует опыт развитых стран, помешанных на экологии значительно больше, чем Грузия. Среди них в использовании малых ГЭС лидирует Швеция - на малую гидроэнергетику приходится 10% всего энергобаланса страны. В остальных государствах Европы и Северной Америки этот показатель намного меньше - от 0,22% (Британия) до 8,7% (Голландия).

При этом следует учитывать, что эти государства, в отличие от Ближнего Востока или Африки, не испытывают дефицита водных ресурсов, и могли бы в полной мере их использовать, если б малая и средняя гидроэнергетика могли бы покрыть растущие запросы на электроэнергию. Тем не менее, им приходится строить гигантские ГЭС и атомные электростанции, чтоб обеспечить население и экономику электроэнергией.

О том, насколько низка эффективность малых ГЭС, можно судить и по примеру Грузии - почти половина потребляемой в стране электроэнергии приходится на гигантскую Ингури ГЭС (1300 МВт) И это при том, что в Грузии остается лишь 60% вырабатываемой энергии, потому что часть системы управления Ингурской ГЭС находится в Абхазии. Самопровозглашенная республика оставляет себе 40%.

А ведь есть еще и другие крупные ГЭС: Варцихский каскад из четырех ГЭС (178 МВт), Ладжанурская ГЭС (112 МВт), Гуматская ГЭС (66,5 МВт), Риони ГЭС (48 МВт), Жинвальская ГЭС (130 МВт), «Храми-1» (113 МВт), «Храми-2» (110 МВт) и Ткибули ГЭС (80 МВт).

В настоящее время малые ГЭС занимают чисто символическое место в энергетической системе Грузии. Чтобы по количественным показателям, не учитывая сложности транспортировки и маркетинга, малая энергетика хотя бы отдаленно приблизилась к масштабам выработки крупных ГЭС, необходимо построить как минимум несколько сотен таких станций.

На данный момент среди компаний, указанных в списке Министерства энергетики в качестве строителей малых ГЭС, есть иностранные, например, норвежская Clean Energy (предполагаемый объем инвестиций для строительства ГЭС мощностью в 7 МВт составляет $13 млн), компания «Русметал» (7,5 МВт, $12,5 млн) и турецкая KGM (6 МВт, $9,7 млн). Следует отметить, что малая энергетика интересует их лишь частично - компании планируют реализацию проектов строительства средних и крупных ГЭС.

Большая часть проектов приходится на строительство крупных и средних гидроэлектростанций - 30 против 10 малых.

Исходя из указанных сложностей, естественным является вопрос: есть ли сегодня у Грузии такие возможности, сможет ли страна продавать энергию, выработанную малыми ГЭС на экспорт, в общем, стоит ли ставить под сомнение экономические перспективы страны в угоду экологии и охране природы?

Это вопрос, на который рано или поздно приходится отвечать любой стране. Так уж устроен современный мир, что экономика и экология практически несовместимы. От такого выбора не уйти и новому правительству.

 
 
 
 
333