Лента новостей
    ОПРОС

Какую сферу бизнеса в Грузии Вы считаете наиболее привлекательной?

Туризм и отельный бизнес
Строительство
Промышленность
Сельское хозяйство
Общественное питание
Вас не привлекает бизнес в Грузии
 

ЭКОНОМИКА

Непотические привилегии

Гела ВАСАДЗЕ

В грузинском обществе слишком сильны традиции чинопочитания, и родственники власть предержащих, так или иначе, получают определенные бонусы.

Непотизм (от лат. nepos, nepotis - внук, племянник) или кумовство-фаворитизм (например, при найме на работу), предоставляемый родственникам или друзьям, вне зависимости от профессиональных достоинств. В более узком смысле, раздача римскими папами ради укрепления своей власти доходных должностей, высших церковных званий или земель близким родственникам. Был широко распространён в XV-XVI веках. В современном мире эксперты также отмечают существование непотизма. В той или иной форме он свойственен подавляющему большинству стран. Высшие чиновники, как правило, не могут передать свою власть детям напрямую, однако они используют возможности для предоставления своим близким родственникам, например, руководящих должностей в крупных бизнес-структурах. Вред от непотизма заключается в том, что человек назначается на новую должность, не пройдя профессиональный отбор и часто не являясь хорошим специалистом. В соответствующей конвенции ООН непотизм - разновидность коррупции.

РОДСТВЕННИКИ ВО ВЛАСТИ

В грузинском политическом лексиконе слово «непотизм» появилось совсем недавно, меньше года назад, с легкой руки депутата от оппозиции Ирмы Надирашвили, которая прямо обвинила правящую коалицию в непотизме. Квалификация достаточно интересная, учитывая то обстоятельство, что у человека непосвященного новый термин вызывает элементарное желание узнать, что это такое. Ну а у тех, кому это было известно, неизбежно возникли яркие, сочные образы эпохи порнократии на римском престоле. Кстати, если верить Освальду Шпенглеру, считавшему, что методом изучения живых форм является аналогия, в отличие от цифры, которую немецкий философ оставлял «мертвой», ассоциативные образы крайне интересны, хотя об этом чуть позже. Итак, если верить политикам, страшный зверь непотизм глубоко проник в тело несчастной Грузии и буквально раздирает ее изнутри. В зависимости от того, к какому политическому лагерю принадлежит политик, вам расскажут, что это явление было до «революции роз» и практически сошло на нет в последние годы, однако сейчас возвращается в нашу повседневность (первый вариант). Или процветало вплоть до 1 октября прошлого года (второй вариант). Было, есть и будет, пока они не придут к власти (третий вариант) - и имя им легион. Для упрощения задачи, так как мы пишем в экономическом журнале, и для некоторых читателей данный материал имеет практический смысл, давайте сразу примем за аксиому - было, есть и будет, причем независимо от того, кто будет у власти. Как минимум при жизни нашего поколения непотизм из грузинской реальности никуда не денется по одной простой причине. Подавляющее большинство жителей Грузии, до 80%, - или жители сельской местности, или жители городов лишь в первом поколении. Это очень важный момент для понимания того явления, которое мы обозначаем красивым термином «непотизм». Понятно, что для жителя сельской местности важна традиция, крепкие родственные связи, поэтому абсолютно естественна опора на «своих». Процесс урбанизации разрушает эти связи, атомизирует общество, делает доминантным утилитарный подход. Но данное замещение одного другим никак не может произойти одномоментно. Отсюда возникают весьма причудливые формы симбиоза старого и нового. Причем нет особой разницы, о какой сфере человеческой деятельности идет речь. В политике, бизнесе или искусстве непотизм является неотъемлемым атрибутом грузинских реалий. Однако это совсем не значит, что везде все одинаково. Приведем один пример, который является весьма показательным. Сразу после «революции роз» президент Михеил Саакашвили провозгласил непримиримую борьбу с непотизмом (правда, тогда в Грузии его так не называли), заявив, что с практикой назначения родственников на «теплые» места должно быть покончено раз и навсегда. Действительно, в первые дни после революции социальные лифты в столице Грузии заработали с бешеной силой. Многие тогда шутили, что практически все, кто стоял на ступеньках парламента в холодном октябре 2003 года, получили работу в госсекторе. Но потом случилась смена власти в Аджарии, и действовать по тому же принципу уже не получилось даже у новой власти. Правда, президент строго-настрого предупредил своего личного друга Левана Варшаломидзе о недопустимости назначения родственников на ключевые посты во властных органах, и это было выполнено почти неукоснительно. Но в патриархальном аджарском обществе новому руководителю региона был необходим принцип назначения своих людей на руководящие должности. И этот принцип был найден: на места руководителей среднего звена были назначены выдвиженцы, в основном, дети друзей Гурама Варшаломидзе, отца председателя правительства Аджарии. Сам Гурам Варшаломидзе руководил правительством Аджарии в начале 90-х, а посему очень хорошо знал политическую и бизнес-элиту региона, повязанную родственными связями. В течение полутора лет, тасуя колоду руководителей региона, Левану Варшаломидзе удалось поставить на все места свои кадры, что в конечном итоге предопределило успешность его работы в качестве главы региона. Пример для нашей темы крайне интересен, прежде всего, потому, что он достаточно ярко иллюстрирует невозможность реализации благих намерений при конкретно заданных условиях. Действуй Леван Варшаломидзе по-другому, он не продержался бы в кресле руководителя региона и полугода, просто потому, что в условиях патриархального общества игнорирование местной специфики обходится очень дорого. Вместе с тем, кадровая политика Левана Варшаломидзе, несмотря на некоторый процент присутствия родственников у власти, являлась серьезным шагом вперед по сравнению с политикой предыдущего руководителя Аджарии Аслана Абашидзе. Кстати, его пример не менее интересен. В самом начале правления Аслан Абашидзе полностью опирался на свой родственный клан, что едва не стоило ему не только власти, но и жизни. И то, и другое удалось сохранить благодаря родственникам жены, на которых он и опирался вплоть до мая 2004 года, когда в результате «революции роз» был вынужден отправиться в изгнание. Таким образом, Леван Варшаломидзе ввел новый для региона, скажем так, «тбилисский» принцип кадровой политики, когда на руководящие должности назначаются не родственники, а друзья. Данный принцип достаточно широко практиковался в столице Грузии уже во времена Эдуарда Шеварднадзе, что, в общем-то, свидетельствует в пользу нашего тезиса о взаимосвязи урбанизации и форм непотизма. Тут есть один очень забавный момент: политическая элита Грузии, как правило, выросшая на патриархальных традициях, чувствовала диссонанс при вынужденном отказе от принципа родственных связей. К традиционному институту «династических» браков в Грузии добавился институт «родственников во Христе», то есть представители элиты стали крестить детей друг друга, становясь, таким образом, родственниками согласно христианской традиции. Впрочем, о непрочности подобных связей свидетельствует то, что непримиримый враг Михеила Саакашвили, бывший губернатор Квемо-Картли Леван Мамаладзе, является «родственником во Христе» первого президента Грузии.

РИМСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ

Сам по себе отказ от назначения родственников на ключевые посты не является свидетельством отсутствия непотизма. В грузинском обществе еще слишком сильны традиции чинопочитания, и родственники власть предержащих, так или иначе, получают определенные бонусы. Вопрос в масштабах и формах. Кстати, при том же Шеварднадзе ни одного из его родственников не было на руководящих должностях в правительстве, чего никак не скажешь о бизнесе. Клану Шеварднадзе принадлежали значительные куски бизнеса в таких отраслях, как торговля нефтепродуктами и сотовая связь. Что касается Михеила Саакашвили, упреки оппозиции по поводу родственников концентрировались на факте открытия его матерью одного, кстати, далеко не самого крупного частного университета в столице Грузии. Что само по себе иллюстрирует разницу в подходах между характером власти Эдуарда Шеварднадзе и Михеила Саакашвили. Доля непотизма напрямую зависит от уровня институционального развития общества. Приведенные примеры можно смело экстраполировать на все сферы жизни в Грузии, в том числе, и на бизнес. И вернемся к правомочности использования термина непотизма для Грузии. Сам термин вошел в оборот при описании эпохи римского престола под названием порнократия. Однако про саму эпоху порнократии мы знаем только из одного источника. Автором данного источника является Лиутпранд Кремонский, итальянский дипломат и историк Х века, ярый политический противник римского престола того времени. Конечно, ничего хорошего о своих врагах он написать просто не мог. Непотизм, как социальное явление, для сегодняшней Грузии вещь абсолютно естественная, учитывая уровень развития общества. Естественно, инвесторам, делающим бизнес в Грузии, необходимо учитывать это обстоятельство. Но совсем не стоит абсолютизировать данное явление и уж тем более делать из этого трагедию. Это было, есть и будет, а вот в каких дозах, зависит от общества, а значит от нас.

 
 
 
 
333