Лента новостей
    ОПРОС

Какую сферу бизнеса в Грузии Вы считаете наиболее привлекательной?

Туризм и отельный бизнес
Строительство
Промышленность
Сельское хозяйство
Общественное питание
Вас не привлекает бизнес в Грузии
 

ЭКОНОМИКА

Только экономика

Леван ЧИТАНАВА

Ни у кого нет сомнений в том, что в Грузии политическая стабильность гарантирована на ближайшие годы, а это залог устойчивого развития экономики. И уже есть признаки, что бизнес перешел в активную фазу, считает министр финансов Грузии Нодар Хадури.

«Экономика будет развиваться за счет свободного конкурентного бизнеса. Бизнес должен поверить в то, что он свободен», - это цитата из Вашего выступления в июле текущего года. Удалось ли, на Ваш взгляд, правительству убедить бизнес, что он отныне свободен?

Бизнес с интересом наблюдает за теми процессами, которые протекают последние годы в стране. Как вам известно, несколько серьезных инвесторов, работающих в Грузии, недавно делали заявления о том, что год назад собирались покинуть наш рынок. Для примера назову одну компанию - RAKIA. Эти инвесторы в 2013 году внимательно следили за протекающими в стране процессами. После завершения президентских выборов они приняли окончательное решение продолжить инвестиционную деятельность в Грузии.

Правительством Саакашвили была создана очень красивая оболочка для экономики Грузии, но она не обеспечивала устойчивого социально-экономического роста. И нам пришлось выявить сформированные за десятилетие нереальные представления и показать инвесторам истинную картину происходящих в экономике процессов, которая, в каком-то смысле, слегка их насторожила. Предыдущее правительство решало судьбы бизнеса в одном кабинете. Там же решалось, что и где надо построить, куда инвестировать и т.д. Очень часто правительство принуждало инвесторов вкладывать деньги туда, где они не видели реальной выгоды. Всем этим увечным практикам положен конец.

И, как результат, со второй половины текущего года мы наблюдаем оживление бизнеса. Подобное оживление сразу отражается на экономике, и его результаты мы почувствовали уже к осени.

По моим соображениям, после полного становления политической стабильности предприниматели окончательно поверят в перспективу экономики Грузии, в целом, и собственного бизнеса, в частности. С каждым днем доверие к правительству растет, что не может не радовать, так как это залог того, что следующий год у нас будет удачным.

Но оживление было не настолько сильным, чтобы мы все его почувствовали...

Политическая ситуация в стране была нестабильной. Я не могу вспомнить хоть одну страну, где первое лицо в государстве находилось бы в оппозиции и делало негативные для экономики заявления. Когда президент страны с высоких трибун заявляет, что в стране все ужасно, криминал возрос, во главе правительства встали «двоечники» и т.д., естественно, бизнес предпочтет находиться в режиме ожидания и наблюдать, как процессы будут развиваться дальше.

После президентских выборов так называемый процесс «коабитации» завершился. Уже в октябре бизнес активизировался, и, по предварительным данным, оборот плательщиков НДС вырос на 4,4%. Хотя это не предел наших мечтаний, но это показатель того, что бизнес переходит из пассивного режима в активный. Даже руководитель миссии Международного валютного фонда недавно сделал заявление о том, что оживление в экономике Грузии налицо. Так что процесс пошел. И я уверен, что в конце следующего года у нас будут впечатляющие результаты.

Может бизнесу не только свобода, но еще и новые возможности нужны?

Абсолютно с вами согласен! Бизнес всегда ищет новые возможности. Сегодня возможностей больше, чем, скажем, в прошлом году. Например, мы смогли открыть для грузинских производителей один из самых больших рынков - российский. При этом мы, конечно, понимаем, что этот рынок связан с рисками.

Мы активно работаем в направлении Европы. После того, как мы начнем реализовывать соглашение с ЕС о свободной торговле, маленький грузинский рынок станет частью большего европейского. Это же огромнейшая возможность для бизнеса. И для внешних, и для местных инвесторов Грузия станет еще интереснее.

По оценкам экспертов, низкий экономический рост в 2013 году непременно повлияет отрицательно на выполнение бюджета страны за этот год. Но правительство категорически отрицает наличие проблем с пополнением бюджета. На какие факторы опирается Ваша уверенность в том, что при таких низких темпах роста ВВП Вы практически исключаете возникновение проблемы с пополнением бюджета за счет налоговых поступлений?

По части доходов у государственного бюджета могут быть определенные сложности. Конечно, не хорошо, что вместо прогнозируемого 6% роста, у нас получилось 2,5-3%. Но при этом инфляция вместо прогнозируемых 3,5% оказалась на уровне 0%. Номинальный ВВП ниже, чем мы прогнозировали. Соответственно, ниже и налоговая база, откуда мы должны получить налоговые поступления.

Несмотря на все это, мы не собираемся прибегать к тем методам, с помощью которых прежнее правительство пополняло бюджет. Наше правительство не прибегало к помощи административных рычагов и впредь не собирается использовать их для реализации конкретных экономических задач.

Гармонично выстроенные взаимоотношения между бизнесом и правительством, на наш взгляд, являются важным фактором, определяющим экономический рост. Когда мы пришли к власти, пришлось пересмотреть тендерные контракты, где были проблемы и признаки коррупционных сделок. На это ушло несколько месяцев. В период изучения инфраструктурных проектов их реализация была временно приостановлена, что отрицательно повлияло на рост экономики.

Но, признавая ожидаемые сложности с пополнением бюджета за счет налоговых поступлений, в то же время считаю важным заявить, что тем проектам, которые мы начали, ничего не грозит. За этот год мы дважды увеличили пенсию, серьезно повысили социальные выплаты. Сегодня все граждане Грузии имеют медицинскую страховку от государства. Ввели бесплатное обучение по 17 специальностям в вузах, все школьники получили бесплатные учебники. С финансированием этих и других социальных программ и проектов никаких проблем не будет.

НАЛОГОВЫЙ КУРС

Налоговая политика, проводимая предыдущим правительством, была чересчур жесткой. С другой стороны, именно это привело к тому, что сегодня в стране налоговая дисциплина на очень высоком уровне. Вы в одном из своих интервью заявляли, что планируете усовершенствовать фискальное законодательство. Какие реформы конкретно планируются в налоговой и таможенной системе, и на реализацию каких задач они нацелены?

Сегодня нами уже предприняты важные шаги. Во-первых, четвертый пункт Налогового кодекса, который предусматривал «право министра финансов Грузии интерпретировать налоговое законодательство», упразднен.

Во-вторых, мы внесли изменения в Налоговый кодекс и этим существенно уменьшили размеры штрафов. Параллельно начали налаживать обратную связь с бизнесом для того, чтобы напрямую получать информацию о проблемах, препятствующих развитию. Соответственно, посредством этого механизма будем собирать информацию. Если анализ этих данных покажет, что в налоговой системе нужно еще что-то менять, то мы предпримем необходимые шаги.

Сегодня налоговая и таможенная системы объединены, а мы планируем их разделить, чтобы наша таможенная сфера была гармонична с европейской. Если мы хотим, чтобы Грузия стала частью Европы, то наши законы должны быть идентичны. Мы также работаем в направлении того, чтобы права бизнеса были гарантированы на законодательном уровне. Планируется на законодательном уровне более четко регулировать те вопросы, по которым у бизнеса периодически возникали проблемы.

Мы переходим на единый казначейский счет. Сейчас, чтобы платить налоги, бизнесу приходится делать перечисления по разным счетам. После ввода казначейского счета, если при оформлении перечислений возникнут механические ошибки, они уже не станут причиной, чтобы обложить бизнес новыми штрафами.

Еще один очень важный момент: прежде была допустима налоговая проверка деятельности компании за последние 6 лет, а мы собираемся уменьшить этот срок до 3 лет. Уже в 2015 году он будет снижен до 5 лет, в 2016 - до 4 лет, а в 2017 году налоговые службы будут проверять финансовую отчетность компании за последние 3 года. Для бизнеса этот вопрос тоже немаловажный. Все эти шаги направлены на усовершенствование налоговой системы.

Вы отметили, что было упразднено право министра финансов Грузии по интерпретации налогового законодательства. Чем данное решение было обусловлено, и кем будет осуществлена интерпретация отдельных пунктов последующих изменений Налогового кодекса, если они станут причиной возникновения спора между налогоплательщиками и Налоговой службой? Не приведет ли данное решение к мучительным для бизнеса судебным тяжбам?

Мы считаем необходимым, чтобы утверждение тех правил администрирования, которые раньше были в прерогативе министра финансов, впредь осуществлялось парламентом.

Что касается второй части вашего вопроса, то отвечу так: даже когда министр имел право интерпретировать закон, бизнесменам приходилось обращаться к министерству за уточнениями. Если они не соглашались с интерпретацией министра, обращались в суд. То есть, право министра финансов интерпретировать налоговое законодательство автоматически не снимало недовольства бизнеса. Впредь нам следует делать так, чтобы формулировка законов была более четкой, и в них не оставалось места для двояких толкований. Законы должны быть понятными для всех.

5 июля 2011 года парламентом Грузии единогласно был принят «Органический закон Грузии об экономической свободе». В данном конституционном акте особый интерес вызвал следующий пункт: «Введение новых видов общегосударственных налогов, за исключением акцизов, или увеличение верхних ставок существующих общегосударственных налогов возможно только путем проведения национального референдума». «Органический закон Грузии об экономической свободе» вступает в силу 31 декабря 2013 года. Будет ли новое правительство придерживаться данного курса и впредь осуществлять политику сдерживания верхнего потолка совокупного налогового бремени?

Мы ни в коем случае не намерены предпринимать шаги, которые могут привести к ухудшению инвестиционной среды страны. Соответственно, могу однозначно заявить, что мы не планируем вводить новые налоги и повышать ставки уже действующих. В этом году нам пришлось повысить налог на акциз табачных изделий. Данное решение было обусловлено тем, что, как вы знаете, международная конвенция призывает к уменьшению курения во всем мире. Мы, как участники этой конвенции, должны были принимать соответствующие меры. В целом же, мы не будем повышать налоги. Нет никакого повода для беспокойства по этому вопросу.

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЕ ПРИОРИТЕТЫ

Введение эффективного антимонопольного регулирования было одним из главных пунктов предвыборной платформы вашей коалиции. В начале года в этом направлении проводились активные работы с международными организациями и экспертами. Потом все как-то внезапно утихли. Какие факторы препятствовали правительству отправить законопроект в парламент до Вильнюсского саммита?

Над этим активно работает Министерство экономики и устойчивого развития Грузии. По моей информации, законопроект уже почти готов и в скором будущем будет отправлен в парламент. На базе действующего Агентства по конкуренции будет сформирована новая служба, которая станет регулярно осуществлять мониторинг рынка, чтобы не допустить ущемления права одного бизнеса со стороны другого, а также интересов покупателей.

Что касается отправки законопроекта в парламент до Вильнюсского саммита, то я прямую связь между принятием этого закона и саммитом не вижу. Главное - то, что мы хотим создавать экономику наподобие европейской и активно работаем над этим.

Предыдущее правительство, чтобы повысить инвестиционную привлекательность страны, помимо того, что активно вкладывало инвестиции в развитие инфраструктуры экономики, также часто само выступало в качестве рыночного игрока. Нынешнее правительство отказывается от такой политики, взамен акцент делается на социальную сферу. В результате, в бюджете уходящего года и, насколько нам известно, следующего года расходы инвестиционного характера сокращены в пользу социальных сфер...

Не соглашусь с Вами в том, что мы уменьшили финансирование инфраструктурных проектов. Эти проекты будут осуществляться и дальше, просто мы не будем строить ненужные для государства проекты. Например, третий парламент или рестораны. За государственные деньги нельзя строить коммерческие объекты, которые вполне под силу частному сектору. Государство не должно находиться в положении конкурента для частного бизнеса. Бизнес сам прекрасно знает, куда инвестировать и где строить. У нас есть Партнерский фонд, который будет участвовать в конкретных проектах до определенного времени в роли партнера и этим будет помогать бизнесу. Также был создан Фонд соинвестирования, который будет осуществлять капиталовложения в разные отрасли. Мы всячески стараемся, чтобы наши инфраструктурные проекты помогали бизнесу, а не наоборот.

Понятно, что рост социальных расходов положительно влияет на платежеспособность населения и рост потребительских расходов. Но не исключено, что такое развитие событий в итоге может стимулировать рост цен, а вдогонку рост зарплат. В то же время в сфере производительности труда особые достижения пока что не наблюдаются. У Вас нет опасений, что увеличение социальных расходов может привести к росту цен конечной продукции местных производителей?

Несмотря на то, что мы повысили пенсию, у нас зафиксирован нулевой уровень инфляции. Самое главное, чтобы цены не росли. Очень важно, чтобы мы не печатали новые деньги. А мы не собираемся осуществлять эмиссию денег. Мы будем распределять деньги из поступивших налогов. Собираемся все проекты финансировать исключительно апробированными методами, которые используются в развитых странах. Лично я никаких макроэкономических рисков в этом не вижу. Инфляция у нас всегда будет под контролем.

ВЕЗДЕСУЩИЙ РЕЙТИНГ

В одном из своих интервью Вы связали нынешнее состояние экономики с низким уровнем конкурентоспособности бизнеса. В чем кроются, по-Вашему, главные институциональные причины? Сколько времени, сил и средств потребуется, чтобы добиться серьезного улучшения ситуации в этой сфере? И какие конкретные программы правительство планирует реализовывать для достижения этой цели?

Есть несколько серьезных проблем. В первую очередь, институционально наша экономика, к сожалению, еще не похожа на экономику европейских стран. Второе - это доступ на финансовые рынки. У нас высокие процентные ставки по кредитам, не развит фондовый рынок и т.д. Немаловажный вопрос - недостаточная развитость человеческого капитала. Исходя из этого, мы считаем обязательным осуществление серьезных инвестиций в образование. Это будет один из шагов, чтобы догнать развитые страны.

Как вам известно, в последнем рейтинге Всемирного экономического форума мы поднялись на пять ступеней. Это, конечно, не предел, и нужно улучшать конкретные направления.

Касаясь международных рейтингов, я вспомнил заявления тогда еще нового правительства насчет того, что «рейтинги не отражают реальную картину» и правительство Саакашвили вводит эти организации в заблуждение... Насколько эти рейтинги имеют значение для вашего правительства?

Вы, скорее всего, вспомнили оценку рейтинга Doing Business. В этом рейтинге Грузия занимает 8 место. Вы ощущаете это? Если это действительно так, то у меня вопрос, где крупные иностранные инвесторы? А нет их! Германия в рейтинге Doing Business занимает 21 место, а Грузия - 8, почему же они не приезжали в нашу страну?! На самом деле, этот рейтинг показывает только возможности и не более. Да, у нас легко начать бизнес, ну и что? Вы разве сразу становитесь успешным бизнесменом?! Потому главная задача, стоящая перед нашим правительством, - предпринять такие шаги, чтобы в Грузии не только можно было открывать бизнес, но и развивать его.

В рейтинге Doing Business по закрытию бизнеса Грузия занимает 88-е место. Собираетесь ли Вы предпринять соответствующие шаги для улучшения этого процесса?

Мы активно работаем в этом направлении, хотим усовершенствовать процесс закрытия бизнеса в Грузии. При этом, нужно отметить, что есть такие барьеры, которые просто невозможно отменить. Это бизнес должен понимать. Мы будем работать по этому вопросу с представителями бизнеса и по мере возможности учитывать их аргументы. В этот процесс активно включен бизнес-омбудсмен.

РЕАЛЬНЫЕ ПЛАНЫ

В декабре прошлого года правительство обещало обеспечить 6% рост ВВП за 2013 год. Тогда Вы заявляли, что 6% - это минимум. 2013 год завершается, по разным подсчетам, с ростом ВВП порядка 2,5%. На 2014 год рост ВВП заложен в бюджет с прогнозом на 5%. То есть, правительство в следующем году ждет серьезный скачок роста ВВП. С одной стороны, после президентских выборов в стране наступает период политической стабильности. С другой стороны, экономическая команда правительства сегодня владеет более точными данными о реальном состоянии экономики, чем годом ранее, когда только приняли управление экономикой страны.Достаточно ли наличие этих 2 факторов, чтобы инвесторы поверили прогнозам правительства относительно следующего года?

5% рост - это не такой уж серьезный скачок. Грузия нуждается в двухзначном показателе роста. Мы должны инвестировать много и быстро развиваться. В Европе на душу населения приходится по $40 тыс ВВП. В бывших странах СССР, например, прибалтийских - около $15 тыс, а у нас - $3 тыс. Мы должны очень быстро расти, чтобы догнать эти страны. Я думаю, что уже ни у кого нет сомнений в том, что в Грузии политическая стабильность на ближайшие годы гарантирована, а это залог устойчивого развития экономики. И уже есть признаки, что бизнес перешел в активную фазу. В ряде законсервированных строительных проектов работы уже возобновлены. А это дает нам возможность убедиться, что бизнес верит и начинает работать. Международный валютный фонд согласился с нами в прогнозе на 2014 год в 5% роста. ЕБРР прогнозирует 4% рост, а Мировой банк прогнозирует - 6%. У нас сейчас больше времени, чтобы уделить внимание развитию экономики, нежели думать о политической стабильности, так как этот вопрос уже решен.

За счет каких источников будет обеспечен 5% рост в следующем году? И какой ожидается рост в ведущих отраслях экономики страны?

Уже во II квартале этого года, по сравнению с тем же периодом предыдущего года, поток прямых иностранных инвестиций возрос. В этом периоде на 8 тыс увеличилось количество рабочих мест. Это, конечно, немного, но сама тенденция здоровая. Мы думаем, что поток иностранных инвестиций продолжится. В Анаклии будет построен большой порт, который очень интересен для иностранных инвесторов. Фонд соинвестирования будет осуществлять серьезные вложения в разных секторах страны. Правительство также работает над новыми инвестиционными проектами. Будет продолжаться инвестирование в сельское хозяйство и т.д. В секторе туризма ожидаются серьезные финансовые вливания. Есть очень много возможностей. Главное, чтобы эти возможности были правильно использованы.

В начале своей деятельности правительство скептически относилось к проекту строительства порта Анаклия...

Нет, мы от строительства порта никогда не отказывались. Мы отказывались и отказываемся от строительства города Лазика, где предполагалось поселить 500 тыс человек. Мы строим более масштабный порт, который будет интересен для соседних и не только соседних стран. Тогдашний президент говорил в основном о городе Лазике, а не о порте. Мне было не понятно: кто бы там жил?! Вы же знаете, там рядом Колхидский национальный парк. Там вообще нельзя строить.

Также следует отметить, что идея строительства этого порта не новая, и его проект был разработан еще в 2001 году. И наше правительство поддерживает и собирается развивать эту идею. С этим портом транзитная значимость Грузии возрастет в разы.

Если этот порт будет более масштабным, нужно же будет построить соответствующую инфраструктуру для людей, которые будут работать там?

Естественно! Инфраструктуру будем строить: больницы, школы, детские сады, дом культуры и т.д. Но это не будет город для 500 тыс жителей. Изначально это будет городок, предназначенный для удовлетворения потребностей порта. А дальнейшее его развитие будет протекать в зависимости от развития самого порта.

Ряд специалистов считает, что самым надежным способом развития конкурентных преимуществ у местных компаний является стимулирование входа на грузинский рынок ведущих зарубежных компаний, функционирующих в разных сферах бизнеса. Например, с выходом на грузинский рынок французского Carrefour за очень короткое время произошли серьезные изменения в этом сегменте. И местные операторы сегодня стоят перед выбором: повысить свою конкурентоспособность или же покинуть рынок? Рассматриваются ли в правительстве какие-то конкретные шаги для целенаправленного привлечения серьезных иностранных производителей в Грузию?

Не только рассматриваем, но и предпринимаем конкретные шаги в этом направлении. Как Вы отметили, Carrefour уже успешно работает в Грузии. Но в то же время мы понимаем, что «одна ласточка весны не делает». Кстати, на днях во время встречи с министром внешнеторговых отношений Франции мы обсуждали возможность привлечения других крупных компаний этой страны в Грузию. В следующем году с помощью Азиатского банка развития мы будем активно проводить разные бизнес-форумы. Активно работаем, чтобы повысить узнаваемость страны. Я уверен, что такие целенаправленные мероприятия будут способствовать тому, что в Грузию приедут другие мировые бренды.

Действительно, несмотря на огромный труд, потраченный предыдущим правительством, заинтересовать серьезные публичные западные инвестиционные фонды и компании во вложениях в экономику Грузии так и не удалось. Как переломить эту ситуацию?

Они не хотели входить на наш рынок, так как располагали фактами: несмотря на то, что в Грузии можно зарегистрировать новый бизнес за 15 минут, существовали реальные опасения, что за такие же считанные минуты бизнесмена могут заставить переоформить свой бизнес на другого человека. Зная это, известные банки, фонды, бренды не стали бы рисковать. 2 года назад из Грузии ушел один из мировых банков HSBC. Это было очень плохим сигналом для публичных инвесторов и развития экономики страны.

Для публичных инвесторов, думаю, будет очень интересным строительство нового порта Анаклия. Я глубоко уверен, что в недалеком будущем на наш рынок войдут серьезные публичные инвесторы. Ну а после того, как Грузия станет частью европейской экономики, европейские инвесторы будут уверенно инвестировать в нашу страну.

 
 
 
 
333