Лента новостей
    ОПРОС

Какую сферу бизнеса в Грузии Вы считаете наиболее привлекательной?

Туризм и отельный бизнес
Строительство
Промышленность
Сельское хозяйство
Общественное питание
Вас не привлекает бизнес в Грузии
 

ЭКОНОМИКА

Акцент на эффективность

Леван ЧИТАНАВА

Продолжат ли иностранные инвесторы вкладывать в Грузию или социальный акцент у реформ нового правительства отобьет у них это желание? Как будет обеспечиваться эффективность обещанных фондов «спасения»? Ответы на эти вопросы BTG попытался получить в беседе с министром экономики и устойчивого развития Грузии Георгием Квирикашвили.

Господин министр, несмотря на то, что с парламентских выборов прошло более 5 месяцев, конца борьбы между ведущими политическими силами пока не видно. Когда, наконец, зарубежному инвестору ожидать той политической стабильности в Грузии, при которой он, будучи уверенным в завтрашнем дне, сможет спокойно планировать и осуществлять свои проекты?

Думаю, что напряженная ситуация, которая была в стране после выборов, уже понемногу разряжается. Для нас очень важно выполнить все обещания, данные нашим избирателям, и ответить на все вопросы, которые у них возникли. Избиратели ждут, чтобы в стране восстановилась справедливость. Особо хочу отметить, что в Грузии были проблемы с защитой прав собственности. И обществу просто не показывали, на каком месте находилась страна в мировых рейтингах конкурентоспособности в этой области. Эти показатели у Грузии не были хорошими, несмотря на то, что определенные успехи страной были достигнуты. Но по многим направлениям нам приходится исправлять оставленное прежним правительством наследие. Исходя из всего этого, тот процесс, который проходит сейчас в стране, - естественный. Потому что восстановление прав собственников не может происходить без расследования и вмешательства суда. Но несмотря на то, что в этом была замешана практически вся система, я не считаю, что каждый чиновник который был причастен к этому, должен быть наказан. Я согласен с премьер-министром в том, что бюрократия, которая была включена в это, сама являлась жертвой системы созданной преждней властью.

Что касается экономической ситуации в стране, последние данные уже положительные. Фиксируется серьезный интерес со стороны инвесторов, и, самое главное, режим ожидания вызванный сменой власти преодолен. В данный момент у нас остались только технические вопросы - мы на этапе перехода от интереса инвестора до конкретных инвестиций. И этот процесс вполне естественен, так как заинтересованность есть у многих инвесторов, и мы решаем с ними технические и юридические вопросы. В таком режиме мы находимся практически каждый день.

Например, приехала группа инвесторов из Турции, выразила заинтересованность в производственном предприятии - заводе быстровозводимых конструкций. Им очень понравились наши предложения, и они нашли местного партнера. Соответственно, в скором будущем они осуществят серьезные инвестиции. Эти инвесторы представляют крупных бизнес-структур, которые работают по нескольким направлениям. Данный проект будет пилотным, и они не исключают последующих инвестиций.

Мы также приняли вторую группу бизнесменов, тоже из Турции, которые занимаются текстильным бизнесом. Для строительства текстильного завода мы предложили им Гурию либо Имерети. Сейчас они изучают эти регионы, но уже практически решили инвестировать. Резюмируя, скажу, что это хорошая тенденция. У нас все идет естественным путем. Где-то во II или III квартале года мы предстанем перед обществом с конкретными цифрами по инвестициям.

Что касается уже работающих на нашем рынке компаний, то у правительства по отношению к ним максимально гибкая политика.

За прошедший год Грузия, продемонстрировав резкий скачок в сфере экономических свобод, поднялась на 21 место в новом рейтинге «Индекса экономической свободы 2013». Новое правительство Грузии обещает бизнесу максимальную свободу. Каково видение нового правительства «максимальной свободы для бизнеса»?

Что касается «Индекса экономической свободы 2013», конечно, у Грузии были хорошие результаты, что не может не радовать. Но наша цель - чтобы Грузия занимала достойное место и в рейтингах по защите собственности. У нас также был низкий рейтинг по доступности финансов. Мы должны соблюдать все фундаментальные принципы свободной рыночной экономики.

Максимальная свобода, в видении нашего правительства, состоит из нескольких фундаментально важных принципов:

• Доступ к рынку для всех типов компаний. Насколько вы знаете, несколько сфер грузинского рынка были олигополизированными. Например, индустрия топлива и фармацевтики. Поэтому сейчас мы создаем новую антимонопольную систему. Очень скоро новый закон будет представлен парламенту Грузии. Также будет создано Агентство конкуренции, независимость которого будет обеспечена законодательно. Деятельность агентства, конечно, не будет направлена против уже существующих компаний. Вместе с тем, у агентства будет право в случае, если у какой-либо компании возникнут препятствия в связи с вхождением на рынок, снимать эти препятствия. Это является одним из важных и при этом болезненных вопросов, так как за прошедший период многим компаниям пришлось покинуть бизнес из-за того, что мегакомпании не давали им возможности функционировать. Исходя из этого, мы стараемся как-то поддержать такие компании, чтобы они вернулись и продолжили свой бизнес. Могу вам сказать, что в этом процессе мы уже получили конкретные результаты. Если посмотреть на фармацевтический рынок, то цены на лекарства намного снизились. Снижение цен наблюдалось также и в сфере топлива, хотя сейчас, из-за мировой тенденции, они опять возросли. Но я вижу хорошую основу для освобождения этой сферы. В частности, я знаю, что несколько небрендовых компаний сейчас закупают АЗС. Создаются 3-4 новые компании, появляются новые дистрибьюторы, которые завозят топливо мелкими и средними партиями. Всем этим мы сможем обеспечить конкурентный рынок, где каждый сможет начать свой бизнес, и где среда будет конкурентно справедливой.

• Защита собственности. Это было серьезной проблемой при прежнем правительстве. Мы разрабатываем новый закон, чтобы ни в коем случае и ни каких обстоятельствах права мелкого бизнеса не были ущемлены. Государство может экспроприировать имущество только по крупным проектам, например, автобанам, стратегическим железным дорогам; причем выкупить его, а не отнять у частных владельцев. И компенсация должна выплачиваться по рыночным ценам, что будет зафиксировано в законе.

• Независимость судебной системы. Мы проводим серьезные реформы в Торгово-промышленной палате. ТПП будет репрезентативным органом для бизнеса, при котором будет функционировать арбитражный суд, существующий сегодня лишь формально. Это будет альтернативный путь для решения тяжб, где будут судьи высокой компетентности для рассмотрения бизнес-кейсов. Вы знаете, что сейчас, к сожалению, компетентность судей в рассмотрении дел в сфере бизнеса не такая, какой должна быть. ТПП будет защищать бизнес-интересы, и арбитражному суду будет возвращено доверие, так как она будет предстовлять интересы всех слоев бизнеса и там будут работать только профессионалы.

• Стабильная среда для бизнеса. Законодательная среда в стране должна быть стабильной. Как вы знаете, в прошлом году только в налоговом законодательство внесли около 300 изменений. Почти каждый месяц в законодательстве менялись фундаментальные пункты. Я не знаю, какие юристы должны быть у компаний, чтобы они смогли подстроиться под такой наплыв изменений. Мы считаем, что в законодательстве должна быть выделена группа законов, в отношении которых будут действовать минимальные сроки (6 месяцев или год) невнесения изменений. Благодаря этому произойдет стабилизация законодательной среды. Мы активно работаем по этим вопросам, в этом нам помогают и юристы из американской Торгово-промышленной палаты, и мы думаем, что результат будет очень хорошим.
Когда все это будет достигнуто, тогда и будет создана максимальная свобода для бизнеса. Мы со своей стороны будем активно работать, чтобы достичь всего этого в максимально сжатые сроки. И все это мы делаем для того, чтобы Грузия стала прогнозированной страной.

ТРУДОВАЯ ПОЛЕМИКА

Правительством Грузии ведется активная работа по изменению действующего Трудового кодекса Грузии. Данный вопрос активно обсуждается в обществе, что и способствует появлению разных инициатив по этому вопросу. Например, в одной из законодательных инициатив, предложенной, кстати, представителями парламентского большинства, предлагалось ввести уголовную ответственность по отношению к работодателю за принуждение работника к увольнению по собственному желанию - лишение свободы сроком до 2 лет.Вы долгие годы работали в частном секторе, в том числе на руководящих должностях в финансовом секторе. Вы сами согласились бы работать руководителем компании в стране, где предусмотрена уголовная ответственность для топ-менеджера за увольнение сотрудника?

Не будем на данном этапе говорить о технических деталях, так как законопроект находится в стадии разработки. Я уверен, что окончательный вариант законопроекта будет очень прагматичным. Есть определенные вопросы, которые нуждаются в пересмотре. Но мы стараемся максимально соблюсти баланс. Я, как министр экономики Грузии, считаю, что мы должны найти золотую середину между двумя крайностями, которая даст такой стране, как Грузия, возможность обеспечить защиту интересов и работодателей, и сотрудников. Но при этом мы ни в коем случае не должны напугать инвесторов. В первичном варианте законопроект был во многом иным и более склонным к защите прав сотрудников. В последнем варианте, который я видел, баланс соблюден. В итоге мы получим такой Трудовой кодекс, который не спугнет работодателей, а сотрудники будут в лучшей ситуации.

Хочу вам сказать, как бывший работодатель, у нас всегда было цивилизованное отношение к сотрудникам. Единственный случай, когда мы были вынуждены сократить штат, был после войны 2008 года. Мне лично было очень сложно сказать об этом своим сотрудникам. По-человечески, мне всегда сложно принимать такие решения. Но иногда в бизнесе это обязательный шаг. Не дай Бог, чтобы в нашей стране повторился подобный конфликт. Что касается увольнения сотрудников по экономическим причинам, то это должно быть разрешено, но этот шаг обязательно должен быть аргументированным. Сегодня мы не можем принять скандинавскую модель социально-трудовых отношений, так как должны проводить агрессивную политику по привлечению инвестиций. Поэтому, я думаю, мы обязательно найдем правильный баланс.

Но резкие изменения относительно повышения прав и полномочий работников за счет ограничения прав работодателей вряд ли понравятся инвесторам. Обсуждаются ли эти изменения с представителями бизнеса? Насколько правительство готово учесть их интересы?

Когда разрабатывался данный законопроект, к нему были подключены абсолютно все ассоциации. Они нам представили свои замечания. Эти замечания были учтены на 80%. Конечно же, принять их на 100% государство просто не сможет. Тогда оно перестанет быть регулятором общественных отношений. Тем не менее, мы все сделаем для того, чтобы обеспечить защищенность фундаментальных прав сотрудников и при этом не спугнуть работодателей. Еще раз скажу, этот процесс находится где-то в середине пути. Он еще будет обсуждаться в комитетах парламента, и в эти обсуждения, конечно же, будут включены представители бизнеса.

Предыдущее правительство создавало для иностранных инвесторов более вольготные условия, чем, скажем, для местных компаний, чтобы они получали от деятельности высокий коммерческий эффект и еще активнее инвестировали в экономику Грузии. Какими стимулирующими мероприятиями новое правительство намерено добиться увеличения притока иностранных инвестиций в Грузию?

Конечно, наше правительство будет всячески способствовать привлечению новых инвестиций. Если инвестор вознамерится построить завод в одном из регионов страны, государство поддержит это инфраструктурой (электричеством, газом и т.д.). Через месяц будет готов уже анонсированный проект Инвестиционного фонда. Отдельно работает Партнерский фонд, параллельно начинает функционирование Фонд развития сельского хозяйства, который будет работать по своему направлению. Все это делается для того, чтобы для пришедшего иностранного инвестора нахождение местного партнера не было проблемой. Это очень серьезный стимул для инвестора, к этим фондам проявлен огромный интерес со стороны инвесторов. Все инвесторы, которые приезжают в Грузию спрашивают о них.

К сожалению, подготовительный период отнимает время, но этот этап нужно пройти. Вы понимаете, основывать такие фонды - дело непростое. Мы постоянно консультируемся, чтобы было все предусмотрено. Уже сегодня наши соотечественники, которые ныне живут в разных странах, выразили желание инвестировать в эти фонды. Когда ты входишь в страну и можешь с финансированием около 30% начать бизнес - это большой стимул. И при этом государство предлагает провести все инфраструктурные работы.

Я встречался с послом Израиля, у него есть желание взять на себя роль посредника между израильскими и грузинскими компаниями для того, чтобы обустроить в Грузии индустриальные парки. Это территории, где одновременно можно разместить по нескольку заводов. Данная модель успешно функционирует в Израиле. Все это даст результаты, просто нужно определенное время.

УПРОЩЕННЫЕ ТУРИНВЕСТИЦИИ

Предыдущее правительство, объявив туризм одним из главных приоритетов, оказывало сектору активную поддержку, вплоть до развернутых рекламных кампаний в разных странах, субсидируя из государственного бюджета различные мероприятия, привлекая частные компании к финансированию концертов зарубежных звезд в дни открытия туристических сезонов и т.д. И все эти мероприятия давали определенный эффект. Какова тактика у нового правительства: собираетесь ли вы оказывать конкретную поддержку туристическому сектору с целью стимулирования притока туристов?

Туризм остается для нас одним из высших приоритетов. Мы считаем, что это стратегический сектор нашей экономики, который является важным для занятости граждан, а также притока в страну иностранной валюты. Мы перешли в режим business to business. Осуществили консолидацию местных туристических агентств, и стараемся максимально поддерживать отношения с компаниями. Принимаем участие не только в выставках. Мы привозим в Грузию иностранных туроператоров, организовываем для них туры, максимально финансируем такую активность. Этим мы развиваем отношения между местными и иностранными туроператорами. Горный туризм в Грузии очень перспективный, и мы будем всячески его развивать и поддерживать. Думаю, что поддержка малой авиации будет способствовать развитию горного туризма. У нас будут рейсы не только в направлении Сванетии, но и других горных регионов страны. И не только по заказам и чартерам, а регулярные рейсы по горным регионам Грузии.

Что касается других направлений, мы рассмотрели туристические зоны в Аджарии и хотим упростить определенные процессы для привлечения туда новых инвесторов. Руководство Аджарской автономной республики работает над генеральным планом развития. Это будет очень важным для инвесторов, так как они должны знать заранее, куда идут.

ВЛОЖЕНИЯ В ЭКСПОРТ

Новое правительство активно работает над развитием экспортного потенциала грузинской промышленности. Какими мерами Вы планируете добиться конкурентоспособности местной промышленной продукции на зарубежных рынках?

Господь наградил нашу страну важными естественными преимуществами. Например, грузинские сельскохозяйственные продукты по своему вкусу и качеству могут быть намного лучше, нежели у наших конкурентов. Но чтобы эти естественные преимущества были оценены и зарубежными потребителями, весь производственный цикл должен основываться на новейших технологиях. В этом направлении идет комплексная работа.

Государство будет стимулировать импорт и внедрение новейших технологий, которые обеспечат развитие в стране современного производства.

Конкурентоспособность определяет также и то, что в Грузии рабочая сила более дешевая и налоги нижные по сравнению с другими странами. Сельскому хозяйству в стране будет оказываться беспрецедентная поддержка. А этот момент для конкурентоспособности очень важен.

Наше министерство работает в направлении обучения специалистов по экспорту - чтобы в мелких и средних компаниях были люди, обученные по логистическим системам, способные проводить за рубежом маркетинговые кампании.

Самое главное - два компонента: дешевые деньги и новые технологии. И по этим направлениям ведутся активные работы.

Еще в декабре прошлого года Вашим министерством была озвучена готовность правительства участвовать в финансировании интересных для страны бизнес-проектов. Речь идет о зафиксированном долевом участии государства, или же размер софинансирования будет меняться в зависимости от актуальности проекта для экономики страны?

Прежде чем ответить на этот вопрос, хочу подчеркнуть, что все эти инициативы носят характер поддержки развитию экономики и частного сектора. Государство не намерено конкурировать с частными компаниями. Это со стороны нашего правительства исключено! Хочу вам рассказать об одном факте. Какое-то время назад было приостановлено строительство стеклообрабатывающего завода в Ксани, который строили турецкие инвесторы, поскольку параллельно было начато строительство подобного завода в Хашури, что финансировала государственная Корпорация нефти и газа. Прежнее правительство поддерживало второй проект, и это вызвало временную приостановку первого. После того, как мы приняли решение о том, что правительство не должно финансировать альтернативные частному сектору проекты, турецкие инвесторы продолжили инвестирование начатого ими проекта. Это конкретный пример того, что, когда государство является конкурентом частного сектора, это влечет негативные последствия.

Что касается модели партнерства между государственным и частным секторами, то это подразумевает долевое участие в стратегических проектах. Например, в случае проекта строительства тепловой электростанции возможно, чтобы первичные инвестиции осуществило государство, привлекло этим инвесторов, а через какое-то время продало государственную долю. В подобных проектах государство не должно всегда оставаться в доле. То, о чем я говорил, является лишь стимулирующим шагом, и то только на начальной стадии. Подобный проект осуществляется, например, в Ликани, где гостиница строится совместно с частным инвестором. Еще раз отмечу, что лично я не сторонник того, чтобы государство стало конкурентом для частного сектора. Если государство и принимает участие в проекте, то это должны быть краткосрочные инъекции, что будет только стимулом для инвесторов. После определенного времени государственные инвестиции должны быть «перепроданы». В этом плане исключением являются стратегические предприятия.

При активной поддержке предыдущего правительства на территории Грузии были сформированы целые автомобильные рынки, которые успешно удовлетворяют потребности стран региона. Хотя данная инициатива регулярно подвергается определенной критике со стороны политиков и экономистов. Каковы планы у нового правительства Грузии на этот счет? Планируется ли поддерживать этот бизнес, его расширение за счет новых проектов?

Откровенно говоря, я даже не знаю, кто мог это критиковать и что именно критиковали. Я считаю, что этот проект был успешным. Реэкспорт автомобилей в показателе экспорта занимает первое место. Это источник очень серьезного дохода, и, соответственно, мы ни в коем случае не собираемся отказываться от этого рынка.

Относительно расширения сегодня я вам ничего не могу сказать. Но если возникнет потребность в поощрении, то, конечно же, мы будем это делать.

ПАРАД ИНВЕСТФОНДОВ

Новым правительством создается несколько инвестиционных фондов. Они будут функционировать как традиционные инвестиционные фонды, со своими советами директоров, комитетами по аудиту, или же условно будут называться фондами, а фактически - функционировать при отдельных министерствах?

Ни в коем случае. Это будут классические инвестиционные фонды, со своей стратегией, с управленческими органами, которые абсолютно независимо будут принимать инвестиционные решения. Они будут управляться в соответствии с лучшей мировой практикой. И будет единственное исключение: они будут ориентированы на долгосрочные проекты, которые будут иметь развивающий характер Development Projects.

На какой стадии находится формирование Инвестиционного фонда, нацеленного на развитие местного производства?

Мы находимся на стадии разработки концепции. Это, по моим расчетам, продлится где- то месяц или два. Это очень серьезный фонд, и мы не хотим принимать поспешных решений. Исходя из этого, обсуждается каждая деталь, чтобы потом не пришлось что-то заново разрабатывать и менять. В данный момент стратегия этого фонда активно разрабатывается. Этот фонд будет опираться исключительно на бизнес-принципы. Обсуждается и менеджмент фонда. Нужно учесть много технических деталей, а также вопрос траста - как фонд должен быть передан на доверительное управление, чтобы исключить политическое влияние. Мы не торопимся и не хотим предпринимать поспешных шагов, так как не в наших интересах, чтобы фонд был дискредитирован. Поэтому каждый вопрос будет детально изучен, прежде чем мы официально объявим о начале деятельности фонда.

Когда ожидается презентация инвестиционной программы этого Фонда?

Презентация, скорее всего, состоится через несколько месяцев. Здесь немаловажный момент - подбор нужных кадров, для чего требуется определенное время. Потом нужно будет оформить контракт между фондом и управляющей компанией. Тут не нужно делать поспешных шагов. Это является национальной идеей. Она исходила от премьер-министра, потом ее подхватили наши соотечественники, и у нас нет права допустить ошибку.

Так что завтра и послезавтра этого фонда ждать не стоит, но через несколько месяцев он будет презентован в лучшем виде.

Какие проекты этот фонд будет финансировать, и насколько они могут быть привлекательными с коммерческой точки зрения?

Проекты должны носить характер долгосрочного развития. И, естественно, быть финансово привлекательными.

Правительством были проведены первые встречи с международными финансовыми институтами с целью привлечения их к формированию этого фонда. Какие требования выдвигаются для их участия?

Это должны быть респектабельные финансовые институты, обладающие хорошей международной репутацией и институциональными возможностями, и чтобы корпоративное правление в фонде основывалось на международной практике. Таким компаниям мы можем доверить фонд. С несколькими такими институтами у нас уже состоялись переговоры, но с моей стороны будет неправильным назвать их, так как процесс переговоров продолжается.

Планируется ли привлечь в эти фонды частные инвестиции? Если да, то какую доходность фонд может предложить первым вкладчикам, и за счет чего планируется обеспечить эту доходность? Будет ли государство выступать гарантом перед вкладчиками, внесшими свои средства в эти фонды?

Это очень сложный вопрос, и сегодня ответить на него не так легко. Могу сказать, что государство ни в коем случае не будет выступать гарантом. Это будет частный фонд. О каких-либо бюджетных гарантиях речи здесь не идет. Тут будет капитал как частных, так и институциональных инвесторов. Мы будем стараться, чтобы у этого фонда были серьезные институциональные участники, ну а если не сможем сделать этого, то на первом этапе будет капитал частных инвесторов. Но, отмечу еще раз, этим фондом должна руководить очень серьезная управляющая компания.

На этот вопрос нам хотелось бы услышать Ваш ответ не в качестве министра, а как опытного финансиста: каким должен быть этот фонд, в том числе по управлению, прозрачности, подотчетности, по структуре инвестиционного портфеля, чтобы иностранные инвесторы согласились участвовать в его формировании?

В этом отношении ничего нового я вам не скажу. Существуют общеизвестные принципы корпоративного управления. Фонд будет создаваться и иметь управленческую систему по этим международным принципам. Портфель должен быть диверсифицированным, риски должны быть застрахованы в соответствии с принципами риск-менеджмента финансовой сферы.

 
 
 
 
333